Парусный моделизм

Сайт для людей, увлечённых парусным моделизмом.

Партнёры
сайта
Группа компаний налогового и бухгалтерского консультирования Финансист «Самоцветы.» Салон Натальи Степуниной.
Условия размещения рекламы на сайте!

КОММЕНТАРИИ

к строительству модели корвета Аврора (Corvette L'Aurore) 1766-1775 г.г.

Автор: Игорь Тараканов

Уважаемые коллеги-моделисты, здравствуйте!

Потеряв всякое желание писать какие-то ни было статьи после бесплодных поисков оригинала, я решил просто хотя бы поделиться некоторыми комментариями по поводу постройки модели корвета Аврора (Corvette L'Aurore, 1766-1775 г.г.). На ход ноги, так сказать.

В начале будут длинные и, наверное, скучные рассуждения, потом я перейду к конкретным комментариям с фотографиями. Я ни к чему не призываю и ни на чём не настаиваю. Кому не интересно, лучше не читайте. Кому интересно, я с радостью готов обсудить все спорные моменты! Кроме того. Коллеги, учтите, что я комменты делал «под себя». То есть, какой-то элемент мне понятен, так я и оставляю его без внимания.

Вряд ли вы поверите, но написание банальных простых пояснений к фото заняли у меня около 23 часов - понятно, что волей-неволей что-то пропустишь. И как же без «махнуть рукой» и отказаться от большинства морских терминов. Надеюсь, вы меня поймёте, когда я упрощал: мы не марквардты, книжки писать не планируем, всё - чисто наш междусобойчик. И - да, я прошу не придираться, когда я зачастую вместо «обух» пишу «рым», нещадно издеваюсь над термином «клетень» и допускаю тому подобные вольности. С другой стороны, я буду только рад, если кто-то заметит ещё какую «вкусняшку», пропущенную мной, и добавит информации. Ибо Аврора стоит в моих планах, я буду строить её модель.

Однако я надеюсь, что моя писанина не пропала зря. Может, кому-нибудь пригодится. Я не буду пересказывать книгу Жерара ДэЛакруа, кому надо, тот с удовольствием её прочтёт и почерпнёт массу интересных замечаний от автора книги. Я лишь отмечу те моменты, которые могут оказаться полезными непосредственно для постройки модели. Но я воспользуюсь фотографиями из книги, обработав их для комфортного использования на компьютере. Мне и самому удобно, хотя «живая» книга под рукой, применять в работе электронные копии, щадя бумажное издание (а переплёт у книги довольно неудачный, до окончания работы над моделью не доживёт).


Фото 1.

Уникальный, интересный корабль-прототип, необычный, имеющий массу особенностей, красивый, он вполне заслужил свою популярность у моделистов. Во-первых, это малые размеры корабля (см. фото 2).


Фото 2.

Можно строить модель в крупном масштабе. И, как выясняется, нужно строить именно в крупном масштабе, потому что на прототипе были уникальные элементы, которые невозможно выполнить даже в 48-м масштабе, не говоря уже о 72-м (например, многочисленные гаки, используемые в такелаже там, где их не было на военных кораблях).
Так же большим подспорьем для моделистов является то, что сохранилась оригинальная графика с изображением прототипа, руки автора проекта, Николя-Мари Озанна, опись корабля при его продаже и великолепная гигантская модель судна, заказанная Маркизом дэ Куртанво уже после экспедиции. Заказ по изготовлению модели выполнял Мэтью Шопен, на период экспедиции являвшийся капитаном «Авроры».

Ну, начнём, пожалуй.

«Однажды, в студёную зимнюю пору…»

Уникальность корабля (для данного корвета уместен так же термин «судно») была заложена целой цепью событий задолго до его появления.

Во-первых, в первой половине восемнадцатого века все передовые страны стали активно и много строить флот. Здесь сказались долгие, мучительные труды великих умов от кораблестроения по разрешению вечного компромисса между качеством, количеством и потребностям. К середине XVIII века (и, конечно же, к началу самых больших морских сражений, ну как же без этого!) ведущие морские державы обладали вполне современными кораблями в больших количествах. Качество тянет за собой качество во всём. Выросли мореходные качества кораблей, возросли скорости и радиусы действия. Но устаревшие карты и допотопные методы ориентирования сводили все преимущества на нет, более того, участились аварии и катастрофы. Само собой, нужно было улучшать навигацию.

В 1737 году изобретён секстант, а годом позже - октант. Эти навигационные инструменты существенно повысили качество и точность измерений, необходимых для определения местонахождения кораблей. Астролябия безнадёжно устарела. Навигация сделала огромный шаг вперёд. Но этот шаг, естественно, потянул за собой шлейф необходимых изменений в сопутствующих элементах. Конечно, это новые карты с более точными очертаниями береговых линий, глубинами и подкорректированными расстояниями. Тут следует вспомнить, что в 1737 году Парижская Академия Наук впервые вычислила наиболее точную (близкую к современным данным) скорость звука в атмосфере, 337 м/с.

Но самую большую головную боль доставляли неточные определения долготы, на которой находится корабль. Да, методы определения долготы по положению светил были достаточно отточены столетиями. Но всё же неточными. Куда как более надёжным выглядел перспективный способ определения координат по разнице между известным временем с фиксированной координатой (Гринвич, Париж) и фактическим местным временем без использования небесных ориентиров, а при помощи хронометров.

Итак, для точного определения долготы требовались часы («хранители времени»). Те механические прототипы, что существовали в первой половине XVIII века, не устраивали моряков.
Во-первых, даже у лучших часов той поры погрешность измерения времени могла составлять до 14 минут в сутки.
Во-вторых, даже само наличие минутной стрелки на часах - это уже было событием, раритетом.
В-третьих, сама по себе конструкция часов (как правило, маятниковая) не позволяла использовать их на кораблях в полной мере. Добавьте сюда капризные чувствительные механизмы, не выдерживающие агрессивную среду моря.

Первыми, как обычно, зашевелились англичане. Что двигает науку быстрее всего? Деньги! Адмиралтейство огласило конкурс с огромной денежной премией, 10 тысяч фунтов, и в 1749 году Джон Гаррисон, исключительно в рамках конкурса, изобретает свои знаменитые морские часы. Хронометр Гаррисона выгодно отличался от других тем, что давал суточную погрешность измерения времени в пределах 4-8 секунд (что даже для нашей эпохи - высокий показатель!), был надёжным и способным работать в условиях моря. (Призовые деньги бедный изобретатель сможет выбить-таки из Адмиралтейства лишь на склоне жизни, после многолетних мытарств по бюрократическим лабиринтам). До 1767 года Джон Гаррисон постоянно совершенствует своё изобретение, выдавая Адмиралтейству всё более качественные, точные и надёжные образцы морских хронометров. Адмиралтейство проводит испытания хронометра Гаррисона на военном корабле в путешествии на Барбадос, попутно осуществляя (в рамках конкурса!) вычисления долготы.

Про путешествие на Барбадос и в целом про экспедицию можно посмотреть в художественном фильме «Долгота».


Фото 3.

Фото 4.

Французы не дремлют, Королевская Академия наук объявляет свой конкурс на исследования методов измерения географических координат с премией в 2000 дублонов. И тут случается чудо, и абсолютно, ну просто совершенно случайно, и не подумайте ничего такого, с 1750 по 1767 годы, французский конструктор Пьер Лерой изобретает и постоянно совершенствует… морские часы с очень похожим на гаррисоновский пружинным механизмом, с точностью хода до 14 секунд и устойчивые к агрессивной среде моря. Вся разница между двумя событиями лишь в том, что Гаррисон работал на Адмиралтейство Морского Флота Великобритании, а Лерой - на Французскую Академию Наук.

Тут всплывает новый герой нашего рассказа, Чарльз-Франк-Цезарь, Маркиз дэ Куртанво, член Академии Наук, уважаемая личность о многих талантах. В перечне его талантов были так же и такие, как способность договариваться, находить нужных людей и выбивать средства из казны на различные проекты. Этот учёный муж критиковал как часы Гаррисона, так и английскую методику измерений, и настаивал на национальной работе в этой области. Маркиз дэ Куртанво сумел организовать в безумно сжатые сроки научную экспедицию, пусть не до Барбадоса, но в Голландию, заказать постройку корабля по оригинальному проекту, профинансировать проект - начиная от покупки леса для строительства и заканчивая последней бутылкой вина в трюме, собрать команду, подзарядить на участие в экспедиции кучу учёных мужей, провести эту экспедицию - весьма успешно, - и даже самому поучаствовать в ней. И получить премию.

Одна из выдающихся заслуг Маркиза дэ Куртинво в том, что для проектирования и постройки экспедиционного судна он привлёк Николя-Мари Озанна, на тот момент уже известного на всю Францию талантливого учёного, географа, инженера, конструктора, кораблестроителя, изобретателя и художника. Именно благодаря живому уму этого гения-самоучки наша Аврора получилась такой интересной и необычной. Николя-Мари спроектировал судно, в высшей степени органично сочетающее в себе простоту конструкции и максимальную эффективность для выполнения поставленных задач. Господину Озанну пришлось так же решить проблему одного вечного (и по сей день) компромисса. Нужно было, с одной стороны, спроектировать комфортную яхту для одиннадцати высокопоставленных ВИП-пассажиров, разместить так же двадцать человек команды, но, с другой стороны, сделать судно максимально дешёвым в постройке. Более того, перед нами как раз тот случай, когда человек делает «для себя и под себя», потому что Озанн - будущий участник экспедиции. Надо сказать, что Николя Озанн - автор проектов и других кораблей, а так же его перу принадлежит научная работа по теории кораблестроения, альбом по современной на тот момент французской школе кораблестроения, а ещё Озанн автор более трёхсот художественных изображений на морскую тематику с детальным изображением кораблей. Кроме того, Николя-Мари Озанн в юности подрабатывал матросом на торговом судне.

На фото 5: отношение Озанна к деталям на своих картинах:


Фото 5.

Так и получилось. Аврора стала уникальным кораблём. Нет, это однозначно не лёгкий фрегат (а именно под таким термином Аврора фигурирует в Журнале экспедиции), и не корвет в нашем привычном понимании. С корветом или с лёгким фрегатом (лёгкие фрегаты Франция перестала строить уже в сороковых годах XVIII века) данное судно роднит только парусное вооружение «трёхмачтовый корабль» и его назначение - экспедиционное судно. Термин «корвет» - французского происхождения. По английской или российской классификации Аврора относится к шлюпам. Но Аврору нельзя отнести к яхтам: несмотря на значительный объём пассажирских мест, уровень комфорта и обитаемости для пассажиров не выдерживает никакой критики, особенно по сравнению даже с самыми захудалыми яхтами. Форма корпуса, когда мидель близок к геометрической фигуре «квадрат», совершенно не типична для стандартных французских фрегатов и корветов, чей мидель обычно вписывается в «перевёрнутый равносторонний пятиугольник». Вот эта «квадратная» форма шпангоутов нам ещё выйдет боком, когда мы приступим к изготовлению мачт и такелажа модели.

В конце концов, вся эта противоречивость, воплощённая в виде сплошного компромисса, повлияла на судьбу судна. Аврора повторила путь практически всех кораблей, построенных до и после Авроры для специальных целей: как только цель оказалась выполненной, судно стало никому ненужным. Рассматриваемый нами корвет совершенно не годился в качестве пассажирского судна (т.е. яхты) из-за тесноты, плохого освещения и ужасной вентиляции «пассажирского отсека» корабля. Для боевой службы корабль тоже подходил мало: откровенно слабое вооружение, форма корпуса не быстроходных корветов, а медлительных «грузовиков», малый трюм и большая площадь не предназначенного для боевых действий помещений потребовали бы большой переделки. При этом даже в качестве корабля-разведчика или связного хотя бы в пределах Ла-Манша наша Аврора безнадежно проигрывала другим кораблям, специально построенным для таких целей. Перейдя на баланс Флота, Аврора совершила лишь несколько незначительных рейсов вдоль береговой линии Франции и была разобрана на дрова буквально через всего семь лет службы, из-за (якобы) ветхости, - делать ремонт ненужному кораблю посчитали нецелесообразным.

За основу проекта Николя-Мари Озанн, скорее всего, выбрал типичное грузовое судно с компоновкой деления внутреннего пространства на три «отсека». Он отказался от надстроек - для столь малого судна излишняя высота бортов привела бы к потере мореходных качеств, но приподнял носовую и кормовую части помещений («отсеки») выше палубы шкафута (опердека), чтобы оптимально использовать внутренний объём судна. Для удобства, далее я буду применять термины «ют» и «бак» для обозначения носового и кормового отсека, но это не значит, что я говорю о надстройках. Логично, что термины «квартердек» и «форкастль» здесь неуместны. Насколько можно судить по типичным чертежам данного периода, компоновка Авроры во многом схожа с компоновкой судов для перевозки угля, сизаля, хлопка и др. К сожалению, неизвестно, какой именно «угольщик» лёг в основу проекта экспедиционного судна - может, имея доступ к чертежам прототипа, мы могли бы найти для себя что-нибудь полезное.

На фото 6: развал бортов привёл к неким проблемам. Не замечаете пока? Тогда читайте дальше.


Фото 6.

Оставим болтовню. Переходим к деталям.

Фотографии с комментариями.

Фото 7. Картина Николя-Мари Озанна, инженера-географа, кораблестроителя, художника, автора теоретических исследований в области кораблестроения и, конечно, автора проекта корвета Аврора. Графика изображает момент спуска на воду рассматриваемого в данной теме корабля, весна 1767 года. Редкий случай, когда автор проекта не только участвовал в строительстве корабля, но и рисовал своё детище. Совсем уж уникальным моментом можно считать тот факт, что Николя-Мари Озанн, будучи членом парижской Академии Наук, участвовал в научной экспедиции, для которой построен корвет, и поэтому к графике Озанна можно и нужно отнестись с известной долей внимания.


Фото 7.

На что я хотел бы обратить внимание коллег. Как уже говорилось, корвет Аврора имел 18 пушечных портов, из которых только шесть были настоящими, остальные двенадцать - фальшивые. Из этих двенадцати фальш-портов восемь являлись окнами, остальные четыре - просто нарисованы на обшивке борта. По отношению к борту: всего пушечных портов - семь; первый пушечный порт (под будущим фока-русленем) - нарисованный. Он находится в месте предполагаемого окна туалета кока (в экспедиции коком служил месье Роше Куртуа). Фото 8.


Фото 8.

Однако на чертежах Николя-Мари Озанна окно в этом месте борта не предусмотрено: туалет имел окно в задней переборке бака. Фото 9 и 10.


Фото 9.

Фото 10.

Далее идут три настоящих пушечных порта для орудий, расположенных на шкафуте. Над каждым из настоящих пушечных портов имеются по два топтимберса, по обе стороны от порта. Топтимберсы выступают над планширем. На топтимберсы установлен релинг шкафута. Обратите внимание: фальшборт бака (дрифт бака) заканчивается перед первым топтимберсом первого настоящего пушечного порта. Это изображение среза дрифта по отношению к пушечному порту совпадает и с другой картиной Озанна, показывающей Аврору на момент экспедиции, и с моделью Авроры Мэтью Шопена, выполненной в 1768-69 годах, и, соответственно, с современными чертежами Жерара Делакруа из книги. Фото 11, 12.


Фото 11.

Фото 12.

Пятый пушечный порт был, как и первый, нарисован на обшивке борта. На данной картине этот порт имеет топтимберсы, за которыми начинается фальшборт (дрифт) юта. Так же над этим портом должен находиться грота-руслень. Здесь мы сталкиваемся с противоречием: и на другой картине Озанна, и на модели Шопена, да и по расположению грот-мачты и грота-руслени, обшивка дрифта юта должна идти в нос до топтимберса третьего настоящего пушечного порта. В частности, это подтверждается тем, что контрфорсы, выполняющие на руслени роль обратных книц должны были упираться в фальшборт (дрифт) юта. Наверное, вы обратили внимание, что контрфорс в 1767 году уже явно устаревший элемент, этакий привет из семнадцатого века.

Неизвестно, то ли Николя-Мари Озанн просто банально ошибся, когда рисовал, то ли на момент спуска Авроры на воду дрифт юта действительно был короче «на один пушечный порт», и потом обшивку дрифта просто нарастили для упора контрфорсов грота-русленя. Как бы там ни было, отсутствие русленей на спускаемом корабле позволяет обе версии считать не лишёнными смысла. Фото 13, 14, 15.


Фото 13.

Фото 14.

Фото 15.

Следующие, шестой и седьмой, пушечные порты на самом деле являлись окнами каюты капитана (капитан-командор Мэтью Шопен принял командование Авророй 14 апреля 1767 года) и кают-компании. Как мы видим на чертежах Озанна и на модели Шопена, окна прикрывались задвигаемыми в сторону заслонками, что объясняет, почему фальшивые рамки «пушечных портов» здесь шире, чем у других портов.

Ещё один важный момент. Между каютой капитана и кают-компанией располагался туалет. На чертежах Озанна окно для туалета в борту не предусмотрено, нет этого окна и между шестым и седьмым фальш-портами на данной картине. Нет данного окна и на другой картине Озанна. Но на поздней модели Шопена небольшое окно с заслонкой для туалета показано. Можно сделать вывод, что на период экспедиции окно туалета отсутствовало, и появилось оно позже, на момент продажи Авроры Флоту. Фото 16.


Фото 16.

Фото 17.

Фото 18.

Фото 19.

Над дрифтом юта отсутствует релинг (риф-реельс), однако к началу экспедиции он уже в наличии.

Следующий момент, на который я хотел бы обратить ваше внимание. Кормовые украшения весьма схожи с тем, что показано на поздней модели Шопена, и это весьма приятное обстоятельство для моделистов. Но есть кое-какие детали. Первая деталь - это рулевое весло в руке у тритона. Лопасть весла на картине очень сильно отличается по форме от лопасти на модели, но гораздо больше похоже на реальные лопасти рулевых вёсел давних времён. Кроме того, на другой картине Озанна лопасть рулевого весла тритона аналогична рассматриваемой - и опять не в пользу весла с модели Шопена.


Фото 20.

Вторая деталь, это декоративные вертикальные накладки в месте стыка гакаборта и обшивки борта, закрывающие собой боковые контр-тимберсы и «поддерживаемые» головами тритонов. Наверное, эти накладки уместно называть пилястрами. Так вот, пилястры на модели Шопена выглядят простоватыми прямоугольниками, да ещё и с развалом вверх-наружу, тогда как на картине Озанна пилястры имеют сложную форму с широким основанием и вытянутым сужающимся верхом. Что показательно, вот такая форма - широкое основание и вытянутый сужающийся верх - классическая форма для деталей кормы во французском кораблестроении рассматриваемого периода, в чём очень легко убедиться. Так что здесь я более чем уверен, что месье Озанн изобразил пилястры верно, а на модели Шопена показано сильное упрощение (или модель пострадала от недобросовестной реставрации). Фото 21.


Фото 21.

При определённом ракурсе (фото 22) некая попытка сужения пилястр наблюдается, если смотреть на борт, но несравнимо слабее, чем это показано у Озанна. Я склонен считать наличие развала данных пилястр на модели Шопена следствием ошибки в теории модели. А именно, неправильный завал бортов. Мы столкнёмся с этим моментом, когда посмотрим, как проходят ванты грот- и бизань-мачт относительно релинга юта.


Фото 22.

Прочие украшения кормы не вызывают вопросов.

Фото 23. Бак модели Шопена. Обратите внимание: на первой фока-ванте вместо юферсов используются два двушкивных блока для регулировки натяжения вант при больших углах брасопки рея.

Выше верхнего двушкивного блока наблюдается пристропленный к ванте некий «крюк» с широким зевом. Такой же «крюк» есть на первой фока-ванте правого борта. Точно такие же «крюки» есть и на первых грота-вантах. На чертежах Делакруа эти «крюки» отсутствуют. Данные элементы придётся делать по фотографиям. Предполагается, что данные «крюки» служили как вспомогательные направляющие при обтяжке первых вант. На фото на «крюк» подвешены томбуй и буйреп.

Между первой и второй вантами расположены мачт-тали типа «двухшкивные хват-тали». Между третьей и четвёртой вантами проходит бакштаг.


Фото 23.

Фото 24. Последним на фока-руслене размещался фордун. На фордуне наблюдается клевант, используемый вместо вантовой утки. На клевант фордуна приходит флаг-фал. На фотографиях модели Шопена все флаг-фалы выглядят очень светлыми, почти белыми. Под контрфорсами руслени уложены вёсла шлюпки. Палуба бака, традиционно для французских моделей, сделана в виде съёмных панелей - вот откуда появились эти огромные «разломы» в палубе.


Фото 24.

Фото 25. Как известно, в 1768 году Почётный Член Академии Наук, Чарльз-Франк-Цезарь, Маркиз дэ Куртанво, участник им же организованной научной экспедиции на корвете Аврора, заказал в память об экспедиции модель этого судна капитану Авроры на период экспедиции, капитан-командору Мэтью Шопену. Шопен поручил изготовление модели модельной мастерской при судостроительной верфи в Гавре и даже принимал участие в постройке модели.

Частично использовались данные замеров самого судна (Аврора после экспедиции «прописалась» в Гавре), частично - воспоминания капитана (сам Шопен служил уже на другом корабле). О самой модели известно очень мало. Например, когда и при каких обстоятельствах с модели исчезли шлюпки и пушки, кто и когда реставрировал модель, сколько раз она реставрировалась, когда и при каких обстоятельствах переставлялись (и зачем) некоторые элементы. Жерар Делакруа, например, упоминает в книге документ, в котором указывается, что в 1879 году модель уже не имела ни шлюпок, ни пушек.

Совершенно нестандартно установлен якорь (предположительно, верп или стоп-анкер), показанный на фото. Мало того, что он отсутствует в описи, составленной при покупке Флотом данного корвета, так ещё и никак не мог размещаться на палубе шкафута - он бы мешал установке шлюпки на кильблоки. Делакруа вполне разумно не стал показывать данный якорь на чертежах. На фото мы так же видим упоры для установки кильблоков шлюпки и рядом с ними - рым-болт в палубе для найтовых шлюпки. Возле трапа - и далее вдоль сегмента палубы, - наблюдаются замочки для удержания съёмных сегментов палубы модели.


Фото 25.

Фото 26. К сожалению, Анри Фукс, штатный фотограф Парижского Морского Музея, не смог предоставить фотографии модели со снятыми палубами, и полюбоваться интерьером Авроры на данный момент невозможно. Так же скуп оказался господин Фукс на качественные цветные фотографии многих декоративных элементов. Здесь мы наблюдаем редкое фото открытых дверей тамбура трапа, ведущего к пассажирским и офицерским каютам юта. Хорошо заметно, что весь декор дверей и видимых переборок кают нарисован. Оно и понятно: Академия Наук была весьма ограничена в средствах, и весь проект экспедиционного судна буквально пронизан идеей минимализма, простоты и скромности.

Обратите внимание на «крюк» на первой грота-ванте, аналогичный «крюку» на первой фока-ванте. Все ванты на Авроре свиты в правую сторону, все штаги - в левую. На всех вантах отсутствуют вантовые утки. Вместо вантовых уток используются клеванты. На всех вантах используются направляющие клоты с роульсами, они хорошо заметны на первой и второй вантах. На второй ванте между клотом и клевантом присутствует направляющий блок. Размещая концы бегучего такелажа на клеванты, пользуйтесь тем принципом, что на мачтовые утки ставили концы тех снастей, которые в закреплённом состоянии не находились под нагрузкой или имеют малую нагрузку. В первую очередь, это, конечно, бык- и нок-гордени, лопари риф-талей, гитовы и т.п.

Возле третьей ванты в палубе можно заметить отверстие для трубы «самоварного типа» для камина. Так как на Авроре каюты были сделаны зеркально, такое же отверстие можно наблюдать и по правому борту.


Фото 26.

Фото 27. Хорошо видны помпа и часть битенга шкота грот-марселя с ростровой траверзой для запасного рангоута. Сам запасной рангоут (стеньги грот- и фок-мачт, грота-рей) уложен на палубы бака и юта. Видимо, его сняли с траверзы, когда похищали шлюпки. Надо отметить, что трапы на модели стоят не на своих местах, и в целом, расставлены абы как, что хорошо заметно на последующих фотографиях. Отчасти это объясняется тем фактом, что модель частично разборная.


Фото 27.

Фото 28. Хорошо видно конструкцию откидного участка релинга (риф-реельса) шкафута для доступа к забортному трапу. На грота-руслени под контрфорсы уложены вёсла шлюпок. Первый вант-путенс имеет рым для гака коренного конца шкота фока.


Фото 28.

Фото 29 и 30. Чертёж корвета Аврора за авторством Николя-Мари Озанна. Можно отметить отсутствие окон в бортах для туалетов бака и юта, наличие двух отхожих мест на гальюне для матросов, трапы на своих местах, вместо грота-битенгов с ростровой траверзой показаны грота-битенги для грота-марса-шкотов с кроссписом, аналогичные показанным на модели Шопена фока-битенгам для марса-шкотов, с кроссписом.


Фото 29.

Фото 30.

Фото 31 и 32. Носовая скульптура.


Фото 31.

Фото 32.

Фото 33. Галс-боканец. «Бутерброд» на оголовке боканца образован боканец-блоком и максимально затянутым под него галса-блоком фока из-за того, что галс по левому борту выбран полностью (галс двойной, французского типа, то есть, является талями, коренной конец находится на топе боканца). Ходовой конец галса идёт на оголовок марса-шкот-битенгов, а не на кофель-нагельную планку «терпение».

На верхнем регеле гальюна хорошо заметен фальш-реельс с отверстиями, служивший для натяжения предохранительной сети. При отдаче якорей шнуровку с фальш-реельса частично снимали, чтобы не порвать сеть якорным канатом.

Фок имеет нашивку по шкаторинам на лицевой стороне (по нашей классификации, лицевая сторона прямых парусов - та, что смотрит в корму, у косых парусов - та, что смотрит на левый борт).

На первом топтимберсе (на него, по идее, и должны заводить галс) красуется лот с лотлинем - видимо, в память о том, что во время экспедиции учёные мужи произвели примерно 46 замеров глубин вдоль всего маршрута в целях уточнения морских карт, особенно в стратегически важном Ла-Манше, и у самых берегов вечно враждебной Англии.


Фото 33.

Фото 34. Лот и лотлинь крупным планом. Отличный ракурс, когда видна каждая деталь декора богато украшенной верхней части верхнего регеля гальюна, служащей сапортусом (поддерживающей кницей) для кат-балки (крамбола). Якорный канат присоединён к рыму якоря узлом «полуштык».


Фото 34.

Фото 35. Оттяжками галс-боканцев являются одиночные (!) металлические прутья.


Фото 35.

Фото 36. Тритон. Лопасть рулевого весла тритона отличается от нарисованного Озанном и может быть чем угодно, но никак не классическим рулевым веслом. Я скорее поверю, что это сдавленный совок для заправки катузов в пушку! Шутка.

Обратите внимание: заслонка, закрывающая собой крайнее левое боковое окно кормовой галереи, поставлена вверх ногами.


Фото 36.

Фото 37. Гакабортный фонарь и резной декор планширя гакаборта.


Фото 37.

Мне представляется, что гирлянда из цветочных бутонов не повторяет точь-в-точь оригинальный декор корабля. Вряд ли капитан Мэтью Шопен целыми днями и ночами в период очень короткого времени подготовки к плаванью и за срок насыщенной многочисленными сменами курса экспедиции тратил время на подсчёт лепесточков да бутончиков, «а вдруг потом закажут мне модель, а я не в курсе про лепестки».

Скорее всего, неизвестный нам мастер-краснодеревщик модельной мастерской верфи Гавра получил лишь сухие инструкции от капитана вроде «вот здесь была гирлянда из бутонов цветов, а вот здесь - корзины с цветами, и т.д.».

Обратите внимание на «декоративную вазу» под фонарём. Картина Озанна показывает металлическую стойку фонаря, изогнутую таким образом, что при виде с моря фонарь и ваза сливались в единый элемент. На модели Шопена этого единства нет (фото 38).


Фото 38.

На рёбрах фонаря, у плафона, едва заметны металлические рымы для оттяжек.

Фото 39. Декор гакаборта. Тени от лучей на зелёном фоне гакаборта - нарисованные. Чешуя на подзоре, тени от гакабортного реельса и ахтерштевня, а так же бобы на руле - нарисованные (причём, бобы нарисованы довольно криво, что видно на последующих фото).


Фото 39.

Фото 40, 41, 42, 43. Транцевый реельс и его гирлянда выполнены весьма изящно. Тени от реельса и гирлянды - нарисованы. Заслонки окон кормовой галереи имеют нарисованные «болты с шайбами», для имитации крышки ретирадного пушечного порта. Овальные отверстия в заслонках - настоящие, сквозные. Заслонки применялись для защиты окон от удара волны в непогоду и при сильном волнении. Здесь никогда не было - и быть не могло по конструктивным причинам - ретирадных орудий. Левая (для зрителя) заслонка поставлена вверх ногами - но, судя по некоторым следам на ней, изначально на модели она стояла правильно. Окна, исходя из конструкции схожих окон на аналогичных французских корветах, должны были быть девятисекционными. Окна в жаркую погоду вынимались из своих пазов на контр-тимберсах вверх, так же, как и их заслонки, а не откидывались на петлях к бимсам палубы юта. Декор руля большей частью нарисован.


Фото 40.

Фото 41.

Фото 42.

Фото 43.

Фото 44. Роскошная декоративная «корзина с цветами». На одиночный кофель-нагель релинга юта идёт ходовой конец эренс-бакштага гафеля бизани. На рымах и обухах: на верхний рым гаком посажен коренной конец браса грота-рея, а ходовой конец браса проходит через шкивгат блока, подвешенного на рым ниже. При правильном положении этого блока (шкивгатами вверх) ходовой конец браса будет проходить через наружный шкивгат. Вторая снасть, проходящая через данный блок - ходовой конец шкота грота. Он должен проходить через тот шкивгат блока, который ближе к борту.


Фото 44.

Фото 45 и 46. Хорошо видны эренс-бакштаги, контр-тимберсы, «корзина с цветами», «гирлянда из бутонов», направляющие блоки симметричного шкота бизани, утка для шкота бизани, утка для флаг-фалов (фалы идут на нок гафеля), замок, удерживающий румпель в оголовке руля.


Фото 45.

Фото 46.

Фото 47 и 48. Фото модели Шопена в таком ракурсе вызвало у меня ещё одно сомнение насчёт расположения элементов модели в районе миделя.

Посмотрите внимательно. Ничего не замечаете? Ванты преломляются о релинг (риф-реельс) юта. При этом, высота релинга юта, расположение верхних юферсов вполне соответствуют таковым на картине Озанна. Так как ни о каком преломлении вант о релинг на настоящем корабле речи в принципе быть не может, что-то не так с моделью. На графике Озанна всё в порядке. Есть смысл думать либо о неправильных размерах русленей, либо о неправильном развале бортов модели Шопена, либо о неверном размещении русленей.


Фото 47.

Фото 48.

Фото 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55. Попытка Жерара Делакруа восстановить месторасположение тех фальшивых пушечных портов, которые почему-то напрочь отсутствуют на модели Шопена. При этом Жерар не стал рисовать фальшивые рамки у окон кают на корме, - они так же отсутствуют на модели Шопена, но присутствуют на графике Озанна. Это ошибка. Невольно Жерар ДеЛакруа окончательно утвердил меня в моём желании выяснить, что же не так с дрифтом юта (фото 50) и русленями, и я кое-что важное заметил. Описывать долго, это тот самый случай, когда нашей горе придётся родить мышь, поэтому, кому неинтересно, можете пропустить.


Фото 49.

Фото 50.

Фото 51.

Фото 52.

Фото 53.

Фото 54.

Фото 55.

Сначала утверждения.

В рассматриваемый период пушечные порты в рамках одной палубы всегда располагались на одинаковом расстоянии друг от друга на протяжении всего борта.

У трехмачтового корабля с полным парусным вооружением середины XVIII века фок-мачта имела легкий наклон в нос, грот-мачта стояла вертикально, бизань-мачта имела наклон в корму.

На подавляющем большинстве чертежей французских (да и других тоже) кораблей данного периода и данного типа парусного вооружения, на проекции «борт» («вид сбоку» - как пожелаете) первая ванта фок-мачты проходит по первой половине фок-мачты относительно оси симметрии мачты; первая ванта грот-мачты проходит по оси симметрии мачты или по второй половине мачты, гораздо реже - по «задней» линии мачты; первая ванта бизань мачты проходит по «задней линии» мачты или же немного позади мачты.

В данный период, во французском кораблестроении (да и в других тоже) было принято: задний срез дрифта (фальшборта) бака имеет расстояние до последнего бимса бака точно такое же, какое расстояние имеет дрифт юта (фальшборт квартердека) от своего среза до первого бимса юта (квартердека).

Для упора контрфорсов или для обратных книц русленей требовался обшитый участок борта (или фальшборта), и никогда конрфорсы или кницы русленей не упирались в пустоту или в голые топтимберсы.

На основе моих наблюдений, все эти утверждения имеют место быть.

А значит... А значит всё это следующее. На модели Шопена грота-руслени заведены далеко в корму, из-за чего грота-ванты сильно отстают от грот-мачты и поэтому имеют неправильную разводку, отчего и касаются релинга юта. Фальшивому пушечному порту деваться некуда, поэтому пятый порт на модели Шопена не нарисован вообще. На графике Николя-Мари Озанна, автора проекта, хорошо видно, что пятый («нарисованный») пушечный порт располагается между четвёртым и пятым вант-путенсами вант грот-мачты. При этом тали (там не юферсы, мы помним) первой грота-ванты расположены достаточно близко к кормовому топтимберсу, выступающему у четвёртого пушечного порта (третий настоящий пушечный порт шкафута). На модели Шопена это расстояние огромное. Если мы посмотрим на чертежи Делакруа, и мысленно отложим примерно это же расстояние, что на графике Озанна, то передняя грота-ванта как раз пройдёт по оси симметрии грот-мачты. Более того, сместив аналогично грота-руслень вперёд, мы получим, что пятый пушечный порт у нас как раз встанет между четвёртым и пятым вант-путенсами (на чертеже Делакруа, сделанном по модели Шопена, восстановленный Жераром пятый порт смог разместиться лишь между третьим и четвёртым вант-путенсами). Мы так же легко заметим, что на чертеже (и на модели Шопена) дрифт юта срезан непосредственно у первого бимса юта. Если мы вынесем этот срез вперёд на такое же расстояние, на которое отстаёт срез дрифта бака от последнего бимса бака, то у нас получится не только совпадение с обеими картинами Озанна, но и появится место для размещения первого конрфорса грота-русленя.

То есть, если мы действительно переместим срез дрифта юта вперёд и грота-руслень поставим на её законное место, у нас всё сойдётся.

Именно так я и собираюсь поступить во время постройки своей «Авроры». Я планирую создать модель прототипа по состоянию на период экспедиции, и поэтому чертежи и графика Николя-Мари Озанна, построившего данное судно и совершившего на нём путешествие, имеют для моего проекта прерогативу.

Модель неизвестных мастеров модельной мастерской, созданная по заказу дэ Куртанво/ Шопена, уже после окончания службы Мэтью Шопена на Авроре и после её продажи Флоту, в данном случае вторична в плане некоторых деталей.

Я приведу чертежи Делакруа в порядок, то есть перенесу на своих чертежах («рабочих» и «чистовых», которые для предоставления на соревнования) срез дрифта юта и грота-руслени вперёд и оформлю причину изменений в паспорте модели (если потребуется, конечно). Думаю, судьи это оценят, ведь данный момент оговорен в Правилах. Хотя мне, признаться, положа руку на живот, это нужно в первую очередь лично для себя, а не для судей.

Фото 56, 57, 58, 59. Отличные фотографии элементов гальюна с правого борта. Вообще, фото правого борта модели Авроры - редкость. Обратите внимание, что, например, на и без того перегруженную кофель-нагельную планку «терпение» идут лопари всех талей штагов, и в тоже время первый топтимберс совершенно пустой. Такая картина, «то пусто, то густо», встречается в плане укладки концов такелажа по всей модели. Хорошо заметно, что на решетке гальюна отсутствуют отхожие места (стульчаки) для матросов. При этом в месте предполагаемого расположения отхожих мест отсутствуют планки палубы гальюна. Возможно, данные детали утеряны при неудачной реставрации или украдены вместе со шлюпками и пушками в качестве сувениров. Клюзы якорных канатов имеют свинцовые манжеты внутри.


Фото 56.

Фото 57.

Фото 58.

Фото 59.

Фото 60. Кат-балка (крамбол) левого борта. Якорь висит на пертулине, коренной конец пертулиня закреплён на балке крамбола с внутренней стороны фальшборта. Кат-блок подвешен кат-гаком на второй топтимберс, ходовой конец кат-тали тоже покоится на этом топтимберсе, внутренним «слоем». Наружный «слой» на топтимберсе - это лопарь пертулиня.

На палубе видна крышка дымохода камбузной печи. Крышка цепочкой присоединена к брашпилю.


Фото 60.

Фото 61. Кат-балка правого борта. Хорошо видно толщину декоративной части верхнего регеля гальюна, выполняющего роль сапортуса кат-балки (на чертежах этого практически не увидеть)


Фото 61.

Фото 62. Фока-руслень.

Заметны тщательно украшенные вёсла для шлюпок. На лопастях весел изображён декоративный орнамент. На крайнем слева топтимберсе заметен свисающий без дела небольшой кранец. Такие кранцы подкладывали под лапы якорей в месте соприкосновения с русленями или бортом - чтобы не царапать, если не применялись якорные подушки - шкуны.

Предполагается, что кранцы набивались отработавшими канатами и парусиной. Традиционных шкунов в виде деревянных пластин на модели я не обнаружил. Под русленем отсутствует первый, «нарисованный», фальшивый пушечный порт (почему?). Тали, которые вы видите сразу за русленем - тали фор-марса-фала. На всех якорях модели Шопена отсутствуют пентер- или фиш-штерты.


Фото 62.

Фото 63. Отличное фото томбуя крупным планом. Так же хорошо видно, что ходовой конец мачт-талей закреплён в районе бензеля стропа под блоком тали. Отмечу, что излишки снасти свободно смотаны в «простую бухту» и покоятся на руслени, а то для непосвященного зрителя здесь может произойти небольшая путаница. Тогда как «простая бухта» некой снасти в районе двушкивного блока первой ванты - это буйреп.


Фото 63.

Фото 64. Правый борт. Якорь плехт.


Фото 64.

Во французском кораблестроении популярностью пользовались следующие краски.

Газовая (угольная) сажа - чёрного цвета. Газовая сажа обладала высокой влагостойкостью и устойчивостью к истиранию, поэтому ей покрывали части мачт и стеньг, реи, салинги и марсы, бархоуты, планширь, релинги, часть борта от бархоутов до ватерлинии, подводную часть корпуса.

Минеральная охра, обычно имевшая различные оттенки, в зависимости от происхождения сырья, от коричневого до светло-жёлтого, отличалась высокой стойкостью к морской воде, она также защищала металлические детали от коррозии. Минеральной охрой покрывали внешнюю и внутреннюю обшивки бортов, бимсы, кницы, реже кнехты и битенги.

Железный сурик - фактически, грунт на основе оксида железа, как природного (железная руда), так и искусственного происхождения (окалина при ковке металла). Железный сурик мог иметь самые разные оттенки красного. Он ценился не только как отличный грунт по дереву для последующего нанесения другой краски, но и как отличный водостойкий, антикоррозионный и - далеко не в последнюю очередь! - как жаропрочный защитный слой. Железным суриком покрывали внутренние поверхности пушечных портов и крышки пушечных портов, поверхности рядом с предполагаемым открытым огнём, металлические детали, бимсы, кницы и другие силовые элементы, шпили, брашпили, битенги и кнехты. Даже те элементы, на которые было жалко тратить краску, например, курятники и ясли для скота, старались покрыть железным суриком. Не знаю про французов, но англичане долгое время красили железным суриком дульную часть орудий до первого астрагала.

Свинцовые белила. На основе свинцовых белил и множества других компонентов делали так называемую судовую мазь, которой покрывали подводную часть корпуса для защиты от гниения и налипания ракушек. Свинцовыми белилами покрывали внутренние части помещений, находившиеся в условиях плохого освещения, переборки, каюты. Сине-голубая краска, лазурная, сделанная на основе компонентов растительного происхождения, в основном применялась как декоративная и как «цвет идентификации». Окрашивался гакаборт, кормовая часть борта выше шир-реельса.

Зелёная, на основе оксидов хрома, использовалась редко. Часто зелёную краску получали путём смешивания минеральной охры и лазурной краски.

Модель корвета Аврора привлекает своей необычной раскраской. Нет ни характерных чёрных бархоутов и планширя, ни традиционного борта, покрытого охрой или хотя бы цвета морёного дуба, покрытого тиром. Только один пояс мейн-вельс-бархоута, верхний, который называют «верхний сужающийся/или расширяющийся пояс», плюс планширь, внутренние поверхности фальшборта, все дельные вещи и силовые элементы окрашены минеральной охрой, остальное покрыто зелёной краской. Так вот, на данном фото видно, что краска со временем выгорела, и вместо бледно-зелёного оттенка, как это было бы с краской на основе хрома, мы наблюдаем проявившуюся минеральную охру. То есть, вместо чисто зелёной краски использовалась более дешевая смесь (ну, для экспедиционного судна это нормально). Такой момент моделисты-префекционисты могут взять на заметку. Сама по себе необычная раскраска судна, сплошной зелёный борт и полоса желтого по бархоуту, во Франции применялась для кораблей, мне попадались такие изображения художников-маринистов тех лет, в том числе и кисти самого Николя-Мари Озанна.

На фото хорошо видно, что «витки шнура» на нижней части шир-реельса нарисованы, сама нижняя часть этого реельса плоская.


Фото 65.

Фото 65. Хорошо виден первый настоящий пушечный порт. По периметру порта нарисована фальшивая рамка порта, аналогичная рамкам пушечных портов на кораблях периода конца XVII - начала XVIII-го века. Очевидно, это сделано для того, чтобы подобными рамками обозначить те порты, которые не существовали на прототипе вообще, и были просто обозначены ярко выраженной рамкой на обшивке бортов.

Это сделано, чтобы, так сказать, создать единый ансамбль, обмануть зрение противника. Обратите внимание на нарисованные тени, в том числе и на крышке пушечного порта. Крышка пушечного порта имеет сквозное отверстие для ствола пушки.

Видны так же нижний косяк пушечного порта, который у французских кораблей был заподлицо с обшивкой борта, пробки в тех местах, где в обшивке спрятаны хвостовики рым-болтов пушечных талей/брюка, шкивгат для ходового конца грота-галса на английский манер, а под ним - рым с гаком коренного конца грота-галса. Отсутствует тали фор-марса-фала: в отличие от английской схемы, фор-марса-фалы у французов были не симметричные: одиночный драйреп начинался на фор-марса-рее (в нашем случае, на гак, - см. фото далее), шёл через шкивгат в стеньге, на окончании имел блок, через который проходил нирал. На одном конце нирала стояли тали фор-марса-фала, они шли только на левый борт, лопарь фала шёл на кнехт, а на правый борт у фор-марса-фала шёл лишь сам нирал, который крепился на рыме с внутренней стороны фальшборта.

Обратите внимание на некие потёртости на воронении штока якоря. Вероятно, это следы от найтовов, которыми сюда был подвязан якорь верп - тот самый, что сейчас находится на палубе.

Фото 66. Кофель-нагельная планка «терпение». Восемь кофель-нагелей, явно перегруженных снастями. Снасти рассмотрим чуть позже.

Хорошо видны штаг-блоки грота-штага. Образованные штаг-блоками тали штага крепятся к штаг-крагу с помощью огромного гака. И вообще, почти все снасти на модели Шопена на коренных концах имеют гаки - сущий ад для моделиста.


Фото 66.

Фото 67. Фор-марса-шкот-битенги с кроссписом, фок-мачта и чрезвычайно загруженная мачтовая утка, якорный канат. Горизонтальные натянутые лопари, идущие с носа к битенгам фок-мачты - ходовые концы фока-галсов. Вертикальные натянутые снасти, идущие туда же - фор-марса-шкоты. Битенги имели одиночные шкивгаты - только для фор-марса-шкотов.

На мачтовую утку в первую очередь крепились драйрепы (фалы) нижнего рея, то есть, фока. Драйрепы/фалы нижних реев на Авроре - поздние, английского типа. Кроме того, на мачтовую утку идут топенанты фока, лопари талей тросового бейфута фока (тоже английского типа), нирал и галс грот-стень-стакселя. Дело в том, что талями бейфута пользовались очень часто, а фалами нижнего рея - очень редко, но на фалы идёт нагрузка больше, поэтому снасти закреплены на утке в достаточно логичной последовательности.

К сожалению, не удалось на фотографиях разглядеть с достаточной степенью достоверности, идут ли на мачтовые утки топенанты фока. К этому моменту мы вернёмся при обсуждении фото 117.

Понятно, что на большом корабле с многочисленным экипажем все снасти имели бы «свои собственные» посадочные места, но тут «не до жиру». Такие упрощения весьма доставляли хлопот матросам, но и жалование в торговом флоте было выше. Одна радость: корабль небольшой, и у всех снастей нагрузки на порядки меньше, чем у аналогичных снастей, например, на семидесятичетырёх пушечном корабле, и работать с ними было гораздо легче. Тали бейфута фока-рея видны на фотографии прямо перед мачтовой уткой.


Фото 67.

Фото 68. Удачное фото, на котором можно разглядеть, как же именно закреплён талреп талей первых вант (смотрите на фото в углу слева вверху, между томбуем и вымбовкой брашпиля).

Заметна часть утки на внутренней обшивке дрифта (фальшборта бака) - здесь крепится шкот фор-стень-стакселя. На другую такую же утку, расположенную рядом, идёт шкот кливера.

На оголовки брашпиля посажены грота-булини. Тали позади фок-мачты - тали грот-стень-штага. На задней части мачты размещена металлическая обойма для пала (стопора) барабана брашпиля, сам пал, похоже, отломан.


Фото 68.

Фото 69. Хорошо видна труба дымохода хлебной печи и малой жаровни (гриля). Симметрично, по правому борту, расположена точно такая же труба большой жаровни (плиты с котлами). Под палубой в этом месте находилась металлическая вытяжка, напоминающая по форме перевёрнутое блюдце или пиалу. Заметна крышка-заглушка трубы, прикрепленная на цепочке к брашпилю. Заглушку ставили в шторм.

Отличный крупный план, на котором видны шплинты и шайбы хвостовиков болтов, крепящих разборные части брашпиля. Отверстие в палубе под барабаном брашпиля - для «самоварной трубы» камина камбуза (симметричного отверстия по другую сторону барабана нет).


Фото 69.

Фото 70. Металлическая обойма для пала барабана брашпиля, мачтовая утка на фок-мачте.


Фото 70.

Фото 71. Задняя переборка бака, окна кают боцмана и плотника. Заднее ограждение бака является ростровой траверзой для запасного рангоута. Виден замок для снятия части палубы бака модели. Трап поставлен неправильно. Ещё один хороший вид на связку «блоки шкотов, галсов и гитовых, плюс гак».


Фото 71.

Фото 72. По сквозным отверстиям в крышках люка палубы шкафута заметно, что изнутри помещения под палубой окрашены в белый цвет, даже внутренние поверхности крышек люка. Это нормально для судна с таким большим количеством экипажа и пассажиров, и одновременно столь малых размеров, и чрезвычайно скудным в плане естественного освещения.

Необычными являются роульс для якорных канатов в середине задней переборки бака и ответный роульсу наклон переборки под колоколом.

Рамы окон скорее всего были съёмные.

Маленькое окошечко в переборке слева на фотографии - окно туалета. Этот туалет имел отхожее место (как и отхожие места в пассажирских каютах юта) без фановой трубы. В туалете был стульчак в виде деревянной доски с отверстием (я встречал термин, обозначающий это отверстие: «очко», но насколько он уместен, не знаю). Под стульчаком размещалась широкая так называемая ночная ваза. В носовой части ночные вазы выносили, выливали и мыли за собой сами члены экипажа, в пассажирском отсеке этим занимались слуги ВИП-пассажиров (слуги указаны в списке членов экспедиции). Утерянные на гальюне модели Шопена отхожие места для матросов имели стульчаки с фановыми трубами.

На топтимберсе (см. слева вверху) заметен кранец для лапы якоря. Белая линия в середине фотографии - предположительно, шкот грот-стень-стакселя.


Фото 72.

Фото 73. Отличное фото внутренней части фальшборта шкафута, правый борт. Хорошо видны гаки с рымами для брюка и пушечных талей. Такие универсальные гаки (совмещают в себе гаки и рым-болты сразу и для брюка, и для пушечных талей) для лёгких пушек широко использовались в торговом флоте и на малых кораблях. На гаках висят клинья пушечных станков.

Показан шкивгат грота-галса. Галс-утка не совсем корректно повёрнута по отношению к лопарю галса: обычно тело галс- и шкот-утки располагалось параллельно своей снасти. Под уткой заметен ложемент для шести ядер «первых выстрелов».

На стропы подвешены принадлежности к орудиям. Верхний инструмент - это совок (и, вероятно, прибойник с другого конца, на фото не видно), средний инструмент - пыжовник, нижний - банник и клоц.

Крышки пушечных портов на модели никак не детализированы с внутренней стороны. Поэтому, непонятно, как они крепились и как снимались (или откидывались). Существовало два типа подобных крышек, мы с вами уже обсуждали, просто, вновь добавлю картинку, чтобы не потерялись.


Фото 73.

Фото 74.

«Вне конкурса»: Я задумал делать интерьер. Камбузную хлебопечку собираюсь делать по этому чертежу, тем более, что графика Озанна обозначает хлебопечку именно такой:


Фото 75.

Фото 76. Этот же, что и на фото 73, фальшборт правого борта. Шкот-утка для ходового конца фока-шкота. На утку нестандартно идёт дополнительно шкот грот-стень-стакселя.

На этом фото заметно, что с правого борта модели так же присутствовал забортный трап. Дэлакруа забыл показать его на чертежах (привет анкрэшникам!).

Так как трапы были не взаимозаменяемые, нам придётся отзеркалить имеющийся чертёж для трапа левого борта, чтобы сделать забытый трап правого борта.

Мало кто обращает внимания, но такие шикарные забортные трапы, вообще-то, не положены судну такого ранга. Подобные трапы характерны больше для кораблей высших рангов или для яхт во владении высоких чинов, вельмож, членов королевского двора. А вот стандартных ступеней, прибитых к борту в районе миделя, «Аврора» не имеет. Среди пассажиров «Авроры» были уже упомянутые инженер-географ Озанн, сам Маркиз дэ Куртанво, изобретатель часов Лерой (с целым ящиком своих часов), а так же картографы и астрономы.


Фото 76.

Фото 77. Забортный трап левого борта.


Фото 77.

Трап с правого борта имел точно такую же конструкцию. Повторю, что, сожалению, Дэлакруа в своей книге забыл дать чертёж трапа с правого борта, придётся нам самостоятельно отзеркалить чертёж трапа с левого борта.

Вот вы согласны, что я не придираюсь к издательству просто так, и моё замечание по поводу ошибки обосновано? Вы же видели сейчас на фотографиях, что трап с правого борта есть?

Снасти бегучего такелажа, а здесь мы наблюдаем фока-шкоты и грота-шкоты левого борта (да-да, я не ошибся, это грота-шкот) проходят между стойкой леера трапа и бортом - что, конечно же, неверно как минимум по трём причинам. Первая: шкоты и галсы мешали бы передвижению ВИП-пассажиров по трапу во время их научной деятельности; вторая: посадка на шлюпки или высадка со шлюпок осуществлялась при убранных парусах, а, значит, видные на фотографии снасти проходили бы выше; третья: на картине Озанна однозначно показано, что при движении под парусами забортные трапы убирались.

Фото 78. «Настоящий» пушечный порт. Хорошо заметно, с какой тщательностью нарисованы фальшивые элементы порта, по всем правилам светотени, с имитацией мельчайших деталей. Крышка порта на модели сделана из одной цельной деревянной планки, тогда как настоящая крышка была двуслойной, и наружный слой был набран из двух горизонтальных поясьев досок, внутренний - из двух вертикальных поясьев досок (как обычные крышки пушечных портов). Оба слоя одновременно создавали паз-четверть крышки по вертикальным граням. На модели Шопена - упрощение.

Отверстие для ствола орудия не имеет прикреплённого защитного чехла ствола пушки, обязательного для крышек такого типа для пушечных портов, расположенных близко к воде. Вероятно, чехлы изначально были в комплекте, но «пропали», когда вандалы отрывали пушки с модели.


Фото 78.

Фото 79. Помпа и шкот-битенг грот-мачты.

Как и в случае с фока-марса-шкот-битенгами, грота-марса-шкот-битенг имеет всего один шкив-гат, для марса-шкота. Вместо кроссписа (горизонтальной балки) на грота-марса-шкот-битенге присутствуют горизонтальные съёмные нагели. Предполагается, что отсутствие данного кроссписа на модели Шопена связано со шлюпкой, которая не умещалась на шкафуте при наличии кроссписа.

На чертеже Озанна кросспис есть.

Ещё одна снасть, идущая на этот битенг, скорее всего, гитов грота (не удаётся проследить снасть по имеющимся фото, но Дэлакруа на чертеже такелажа показал именно так).

Есть ещё один нетипичный момент. Дело в том, что, по классикам, сюда должны были заводиться шкоты грот-стень-стакселя, но на модели Шопена это не так. Я буду делать по классикам: в этом случае шкоты грот-стень-стакселя будут иметь нужный угол оттяжки паруса, не будут мешать гипотетической работе по подъёму-спуску шлюпок, да и шкотовые утки на бортах шкафута освободятся от лишней снасти.


Фото 79.

Фото 80. Грот-мачта. Тали бизань-штага заведена на центральный рым на палубе за мачтой. Тали перед мачтовой уткой - тали тросового бейфута грота-рея.

На мачтовую утку идёт лопарь тали тросового бейфута, фал/гардель и топенант грота-рея. Фал грот-стень-стакселя, вероятней всего, идёт на клевант правой грота-ванты. В целом мачтовые утки грот-мачты не такие загруженные, как утки фок-мачты. Чего не скажешь о клевантах грота-вант.

Обратите внимание: на мачте есть наделки (стоп-клампы), предназначенные для удержания стропа блока, через который проходит штаг-краг бизань-штага. Однако, «что-то пошло не так», и блок на модели съехал с предполагаемого первоначального положения.


Фото 80.

Кстати. Разглядывая на досуге, за чашечкой кофия, фотографии, обратите внимание: одним из забавным моментом изготовленных в модельных мастерских моделей было то, что «правая рука не знает, что делает левая». Так как в мастерских изготовляли модели в кратчайшие сроки, над одной моделью работала группа мастеров. Грубо говоря, один мастеровой делал корпус, другой - мачты, третий в это время шил паруса, четвёртый отливал пушки и крутил канаты, и т.д. Так вот, модель Авроры - типичное дитя такого «конвейера»: ни одна мачта не попадает в размер, с парусами та же беда (брамсели вообще короткие!), а тайна кривых вант так и останется на совести «коллективного творчества»...

Фото 81.


Фото 81.

Отличный вид на декор дверного косяка передней переборки юта. Отчётливо видно, что центральным элементом является раковина (намёк на легенду о богине Авроре). По обе стороны от раковины - гирлянды из бутонов цветков.

Отлично видно великолепную роспись дверей. Надо отметить, что сами двери отсека юта представляли собой простые ровные панели, точно такие же, как у дверей отсека бака, с той лишь разницей, что в середине панелей были вставлены стёкла. Весь, повторю, весь декор дверей юта - нарисованный. В районе остекления тоже нет никаких филенчатых элементов (иногда моделисты ошибаются, и на их моделях порой можно видеть некие рамочки вокруг стёкол и какие-то другие элементы).

На фото 82: эта странная манера делать чертежи без соблюдения хоть какой-то логики, я уж не говорю о наших простых каких-то гостах, которые мы с вами знали уже на первом курсе как отче наш, весьма поломала голову многим моделистам...


Фото 82.

Продолжим про фото 81:

На первой грота-ванте заметен пристроплённый гак-направляющая талрепа, служащий для обтяжки ванты. Напомню, что Делакруа забыл эти направляющие показать на чертежах (вновь привет анкрэшникам!). Как, вот как можно было не увидеть направляющую на этом фото, если ты, автор книги и чертежей, самолично же это фото в книгу и запихнул? Ну да ладно.


Фото 83.

Фото 84. Роспись внутренних панелей дверей и тамбура. Колонна с навершием в виде постамента с «шишкой» - это скула переборки каюты капитана, а точнее - его спального алькова (см. фото 85). Слева от колонны - открытая дверь в переднюю каюту. Передние каюты обозначены на чертежах Озанна буквами G и F (см. фото 86). Вы также можете наблюдать на уровне постамента «шишки» горизонтальные планки - это и есть палуба юта и косяки дверного проёма.


Фото 84.

Фото 85.

Фото 86.

Фото 87. С целью увеличения пространства для размещения пассажиров, Озанн выдвинул отсек юта далеко вперёд. Но пришлось обеспечить рабочую зону около грот-мачты, поэтому передняя переборка юта выполнена в виде арочного обрамления примачтового пространства, что не совсем технологично.

Хорошо видны окно передней каюты юта и ящики для принадлежностей, одновременно являющиеся скамьями (банками). Весь декор на переборке и ящиках - нарисованный. Окно - настоящее, это подтверждает чертёж Озанна. Мутные блики на окне - дефекты слюды, традиционно используемой в модельных мастерских тех лет для имитации стекла.


Фото 87.

Фото 88. Тамбур, вид сзади, релинг юта. Иногда передние и задние ограждения надстроек называют брест-реельсами, как и ограждение балкона кормовой галереи.

Два продолговатых предмета слева на фото, этакие стеки, - это пальники: специальные инструменты для стрельбы из орудий. В навершии пальника был паз для крепления фитиля, а внизу пальника имелось обитое металлом остриё - чтобы пальник с горящим фитилём можно было воткнуть в палубу.


Фото 88.

Фото 89. Колокол и тамбур юта.

Аврора имела два колокола: большой, подвешенный к релингу бака - для подачи сигналов другим кораблям или на берег, и малый - на релинге юта - для внутренней службы (в частности, им отбивали склянки). К малому колоколу уместно применить русский термин «рында».

Обратите внимание на разводы краски на крыше тамбура. Практически на всех горизонтальных поверхностях модели Шопена можно увидеть подобные разводы, придающие деталям красивую текстуру, словно детали сделаны из берёзового капа. Однако, это всего лишь следы от попадания жидкости на покрытую пылью модель. Видимо, когда-то над моделью протекла крыша, или модель пала жертвой системы автоматического пожаротушения.

Когда дойдём до цветных фото, обратите внимание: мало разводов грязи на горизонтальных плоскостях, так ещё и палубы модели... чёрные! Так и хочется спросить, «шо у вас тут горело?!»

Правда, мне чёрные палубы на модели Шопена очень понравились: красиво, необычно! (Ясен пень, на своей модели я буду имитировать тик и дуб).


Фото 89.

Фото 90. Отличная фотография первой левой грота-ванты. Но я хочу, чтобы вы обратили внимание на одну малозаметную вещь: как раз при сравнении с положением первой левой грота-ванты (а на неё не давит грота-рей модели) заметно, что последующие грота-ванты имеют другой угол наклона. То есть, вторая и последующие ванты преломляются о релинг дрифта юта.

На руслени, перед первой вантой, заметен небольшой блочок, предназначенный для ахтертова нижней рейки летучего грота-ундер-лиселя.


Фото 90.

Фото 91. А это уже правый борт модели. Чтобы, уважаемые коллеги, вы не путались при самостоятельном изучении фотографий в книге или в Сети (бывают зеркальные фотографии), просто запомните, что на модели Шопена по правому борту окно пассажирского туалета открыто (остальные два окна пассажирских кают правого борта - тоже открыты!), по левому - всё закрыто.

Ни на чертежах, ни на художественных изображениях руки Николя-Мари Озанна не показаны окна пассажирских туалетов. Я могу сделать вывод, что эти окна появились уже после экспедиции, возможно, перед продажей судна Флоту - так сказать, доработка по итогам полевых испытаний. Да, проблема с вентиляцией на Авроре просто аховая, лично я вообще не понимаю, почему на палубах юта и бака отсутствуют элементарные люки, пусть не световые, но хотя бы с рустерными крышками для вентиляции - но люков нет вообще.

Если тали фор-марса-фала расположены по левому борту, то тали грот-марса-фала - по правому. Бугельную конструкцию крепления тали мы наблюдаем на этом фото. Увы, насчёт бугеля фор-марса-фала у нас такой возможности нет: мешают якоря. У вас может создаться впечатление, что лопарь тали идёт на горизонтальную утку грота-шкота, расположенную с внутренней стороны релинга юта. На самом деле, лопарь тали фала крепится на небольшом фал-кнехте, установленным рядом с уткой (см. фото 94 далее).


Фото 91.

Фото 92. Окно каюты по правому борту (напомню, что открытые окна на модели Шопена расположены только по правому борту). Крышка-задвижка предназначалась для защиты оконной рамы от удара волн в непогоду, ещё она имеет иллюминатор с декоративной каймой, одновременно имитирующий ствол орудия. Почему окно каюты на модели Шопена не раскрашено для имитации якобы находящегося здесь пушечного порта, как показано на картинах Озанна, неизвестно.

В глубине оконного проёма можно видеть часть оконной рамы. Рама с великой долей вероятности была односекционной, съёмной.


Фото 92.

Фото 93. Релинг правого дрифта юта. Этот релинг так же уместно называть риф-реельсом.

На первых стойках (топтимберсах) релинга размещена шкот-утка для для шкота грота. Соответственно, мощная горизонтальная снасть, идущая на эту утку, - грота-шкот. Две другие снасти, спускающиеся на эту утку с грота-марса, однозначно достоверно определить не удалось. Есть подозрение, что это лопари грот-марса-топенанта (он же - грот-брам-шкот) и грот-марса-гитова (см. фото 97).

Обратите внимание: хорошо видно, что нашивка на правой боковой шкаторине грота расположена с лицевой (т.е. смотрящей в корму) стороны паруса. Также заметно, что ванты касаются релинга. При движении судна, когда ванты, в зависимости от характера ветра, постоянно то натягиваются под нагрузкой, то прослабляются, такое касание и перетирание вант о релинг может привести к катастрофическим последствиям.


Фото 93.

Фото 94. Вновь правый борт. Вторая утка, расположенная на релинге юта, это утка для грота-браса. Она расположена ближе к корме. По конструкции эта утка является близняшкой шкот-утки для грота-шкота.

Так как обе утки расположены очень далеко от направляющих блоков упомянутых снастей, то и снасти могли быть размещены на этих утках как команде удобно. Как бы там ни было, на палубе юта действительно было довольно просторно для работы что с одной, что с другой снастью.

В центре утки располагался шкив-гат с вертикальным шкивом. Если приглядеться, можно заметить ось шкива в центре утки. Предполагается, что этот шкив-гат предназначен для снастей лиселей. Справа от утки мы наблюдаем фал-кнехт для лопаря тали грот-марса-фала (см. фото 91). На теле фал-кнехта отчётливо видно местоположение оси шкива.


Фото 94.

Фото 95. Нактоуз. Бизань-мачта.


Фото 95.

Необычным на этой фотографии элементом является как раз... нактоуз. Дело в том, что для кораблей столь низшего ранга и для грузовых судов подобного уровня обычно полагались простые нактоузы с одним компасом, порой даже без лампы освещения. Здесь же перед нами нактоуз по типу нактоузов кораблей высших рангов, с двумя компасами в боковых отделениях и лампой в центральном отделении.

Нактоуз на модели Шопена выполнен весьма простенько для столь большого масштаба. Купол над лампой должен иметь продухи снизу (хорошо, что Делакруа на чертежах про продухи не забыл и показал их). Медная крышка на вершине купола снималась, и в полученное отверстие можно было вставлять медную трубку-дымоход при непогоде, или просто оставлять отверстие как есть в хорошую погоду.

Все три отделения нактоуза закрывались деревянными заслонками, сдвигающимися вверх. Если вы будете делать заслонки открытыми, учтите, что стекол нактоузы в те времена не имели: стекла появятся где-то на рубеже XVIII-XIX в.в.

Компас представлял собой квадратную в плане деревянную коробку под размер своего отделения, размещался на дне нактоуза, по высоте коробка доходила как раз до окошка отделения. Картушка компаса в рассматриваемый период уже подвешивалась на так называемой карданной рамке, но «карданы» не было видно.

Наличие второго компаса объясняется не только тем, что румпелем управляли два рулевых, но так же и тем фактом, что компаса той поры безбожно врали в показаниях, а научная экспедиция предполагала достаточную точность.

Что там и говорить, если сам принцип работы компаса более-менее был изучен только в XIX веке.

Нактоуз крепился к палубе при помощи стропов.

На модели Шопена к рыму для этих стропов привязаны лаг и лаглинь.


Фото 96.

Фото 97. Бизань-мачта, в виду того, что имеет скромное парусное вооружение, оснащена так же скромно. Отсутствуют битенги у основания мачты. Все нагруженные снасти идут на мачтовые утки - и те опять «перенаселены». Бегин-рей не имеет фалов (подвешен на борг). На мачтовые утки идут шкоты, топенанты и (вероятно) гитовы крюйселя, топенанты бегин-рея. Таль впереди мачты - таль бейфута бегин-рея, затягиваемого только с одной стороны. На мачтовые утки идут так же дирик-фал гафеля, галс и гитовы укороченной бизани.


Фото 97.

Фото 98. Бизань-руслень левого борта. В задней части руслени должен находиться не видный на фото рым для сорлиня руля. Под русленем заметно, что на какой-то части окна кают-компании всё-таки нанесено некоторое подобие фигурной рамки фальшивого пушечного порта, как на картинах Озанна. На чертежах господина Дэлакруа этот момент всё равно упущен (привет анкрэшникам!).

На планшире расположен шкив-кламп для грота-шкота.


Фото 98.

Фото 99. И вновь я хочу обратить ваше внимание на излом вант. Здесь он виден настолько отчётливо, что скрывать это уже невозможно. Тонкая снасть, идущая с кормы к шкив-клампу на релинге юта, - брас бегин-рея.


Фото 99.

Фото 100. Оголовок румпеля. Имеет два шкив-гата. Так как рулевые тали не показаны на модели Шопена, их возможную проводку можно посмотреть на фото 101, чертёж французской габары (угадайте автора чертежей... ага, Дэлакруа, шельмец!).

На этом же чертеже (фото 101) виден обычный простой нактоуз для торговых кораблей.


Фото 100.

Фото 101.

Фото 102.

Возможный вариант компаса «с карданной рамкой» на Авроре:


Фото 103.

Фото 104. Отличный ракурс, поясняющий нам крепление румпеля к оголовку руля. На румпеле хорошо виден степс флагштока.

Обратите внимание на проводку симметричного шкота бизани.

Кормовой ящик на корме (на Авроре он с шестью крышками) обычно называют флаг-локер. Две большие крышки, симметричные относительно ДП корабля, расположенные у гакаборта, закрывают собой два отделения флаг-локера. В этих отделениях обычно хранились сигнальные флаги, принадлежности к гакабортному фонарю и др. А вот четыре узких крышки в передней части ящика служили для доступа к защитным заслонкам окон кормовой галереи (см. фото 39, 40, 41). Заслонки поднимались вверх и полностью извлекались из своих направляющих. Возможно, в какой-то период времени модель Шопена демонстрировалась как минимум с одной извлечённой заслонкой (той самой, крайней левой, что перевёрнута в настоящее время).

Особой темы заслуживает курятник судна. Он состоит из трёх отделений: центрального и двух боковых курятников. Хорошо видны поилки (желобки в передней нижней части курятников), разделённые на секции. Как правило, там, где у поилок располагались перегородки, находились и ребра жесткости передней стенки курятника. Передняя стенка представляет собой решётчатую конструкцию, позволяющую птице просунуть голову и пить воду. Корм птице насыпали внутрь курятника, для чистоты и экономии, потому что курицы имеют характерный инстинкт разбрасывать клювом зерно или другую пищу, если еда размещена кучкой («роет землю»).

Теоретически, по количеству зазоров в передней стенке курятника можно сосчитать, сколько кур содержалось в нём: если птице не хватало окна для доступа к поилке, то более сильная птица забивала более слабую. А в море каждая птица была на вес золота. Поили птицу, как вы понимаете, «по расписанию», ведь вода не могла быть в поилке постоянно: расплёскивалась, а запасы пресной воды ограничены.

Самой большой и, увы, неприятной странностью курятника на модели Шопена является то обстоятельство, что у него нет крышек для кормления кур, а так же для доступа к птице или к яйцам. У корабельных курятников английского типа доступ вовнутрь осуществлялся открытием наружу небольшой решетчатой дверцы в передней стенке, по типу калитки. Я порекомендовал бы, кому интересно, посмотреть начало фильма «Властелин морей. На краю земли» про корабль Сюрприз - там есть сцена, где матрос открывает дверцу курятника английского типа. Английские курятники отлично отреставрированы на корабле-музее Виктори.

У корабельных курятников французского типа дверцы доступа были в верхней крышке курятника. Дверцы или крышки были либо раздвижными в сторону, ходившими в полозьях, либо откидными на петлях. Кроме того, английские курятники были узкие и продолговатые, типа пеналов, а французские курятники были просторными сооружениями, в плане близкими к квадрату.

Можно сказать, что на Авроре курятники были английского типа. Но тогда почему не видно никаких петель и запорных крючков решётчатых дверец в передних стенке? Если же перед нами курятник французского типа, то почему в столь большом масштабе, да ещё и на вполне доступном месте, не показаны лючки на крыше курятника? Нагели показаны, а дверцы или крышки - нет. Единственные хоть какие-то выделяющиеся детали (помимо нагелей), которые видны на крыше центрального курятника, это две полоски посередине (приглядитесь) - но это не имитация ручек крышек, это марки нейтрального положения руля. По идее, такие же марки нейтрального положения руля должны быть на палубе под оголовком румпеля. При изготовлении курятников для своей модели коллегам следует учесть, что эти сооружения ставились с учётом наклона палубы и дифферента корабля так, чтобы пол курятников оставался горизонтальным.


Фото 104.

Фото 105. Хорошая крупная фотография гакабортного фонаря. Вновь обращаю ваше внимание на рымы для растяжек на плафоне. Хорошо виден хомут, удерживающий флагшток.


Фото 105.

Фото 106. Нок утлегаря. Первые два симметрично расположенных блока - для проводки фор-брам-булиней.

Сразу отмечу, что на картине Озанна эти булини заведены иначе: фор-брам-булини спускаются к утлегарю сверху, вдоль фор-брам-штага, проходя через два коуша на нём. Большой трёхшкивный блок предназначен для проводки фор-марса-булиней - боковые шкив-гаты блока (здесь совпадение с картиной); через центральный шкив-гат блока проходит фор-брам-штаг-краг.

По идее, этот краг заканчивается на ноке бушприта, но ни на чертежах Дэлакруа, ни на фотографиях модели Шопена однозначно определить этот момент невозможно. Лучше завести эту снасть, как описывают классики. Далее, за большим блоком в теле утлегаря сделан шкив-гат для горденя кливер-ринга. Необычно заведён гордень кливер-ринга: не снизу вверх, а сверху вниз, и пристроплен он к нижней части кольца кливер-ринга, а не к скобе с гаком в верхней части кливер-ринга.

Гордень уходит на кофель-нагельную планку «терпение» и не имеет тали. На гак кливер-ринга посажены фор-стень-штаг и галсовый угол кливера.

Хорошо заметен блочок в углу паруса для проводки нирала кливера. На ноке утлегаря едва заметен выступающий «штырь» - вероятно, на модели утерян клотик утлегаря, а «штырь» - его посадочное место. Этот клотик показан на картине Озанна.


Фото 106.

Фото 107. Нок бушприта. Хорошо видна виолина бушприта в редком ракурсе, обратите внимание на зафиксированный металлическими Г-образными клиньями («костылями») бушпритный эзельгофт континентального типа. Под эзельгофтом видны тали фала блинда-рея. К рымам на виолинах подвешены на гаках блоки блинда-топенантов. Кница гюйс-штока имеет направляющие обоймы для такелажа.


Фото 107.

Фото 108. Кница гюйс-штока крупным планом. Эзельгофт гюйс-штока металлический. Хорошо видны места крепления сетки, используемой при сворачивании фор-стень-стакселя. Хорошее фото блоков фор-стень-штаг-крага и нирала фор-стень-стакселя. Бушприт не имеет заспинника. Ни утлегарь, ни бушприт на модели почему-то не имеют пертов, Дэлакруа тоже не показал заспинник и перты на данном рангоуте на своих чертежах. Картина Озанна тоже умалчивает этот момент. Как матросы работали с парусами и такелажем здесь - непонятно.

Обратите внимание на ещё одну особенность Авроры: нашивки по шкаторинам на фор-стень-стакселе находятся на левой стороне паруса, на кливере - с правой стороны паруса.


Фото 108.

Фото 109. Здесь хорошо видно кольцо-коуш для бегучего такелажа на металлическом эзельгофте бушприта, которое препятствует запутыванию снастей. Заметен шкив-гат в шпоре утлегаря. Тросовый бейфут блинда-рея, похоже, испорчен.

К бушприту возле блинда-рея присоединены два блока. Нижний, больший по размерам, блок предназначен для фока-булиней, верхний блок, меньшего размера, служит для проводки гитовов блинда.

В центре рея проходит одиночная снасть, огибающая рей по верху - это одиночный бык-гордень блинда. Этот гордень выполнен в виде петли, охватывающей парус с наветренной и подветренной стороны (см. фото 113). Заметьте, что нашивки на шкаторинах блинда находятся с лицевой (т.е. смотрящей в корму) стороны паруса.


Фото 109.

Фото 110.


Фото 110.

Тали фока-штага. Направляющая обойма на бушприте для проводки бегучего такелажа. С первого взгляда кажется, что в данном хитросплетении снастей не разобраться. Однако, все снасти узнаваемы и угадываемы. Сначала вернёмся к блинда-рею. На прошлой фотографии мы рассмотрели два блока, пристропленные к бушприту сразу за блинда-реем. На этом фото виден третий блок, ниже рассмотренных. Этот превосходящий соседей по размерам блок предназначен для ватер-штага, который у континентальных кораблей обтягивался не юферсами, а талями на блоках. Ватер-штаг на Авроре двойной, между ветвями установлены деревянные распорки (см. фото 111, 112, 113). На чертежах Дэлакруа заводка ватер-штага показана.


Фото 111.

Фото 112.

Фото 113.

Теперь о снастях, проходящих вдоль бушприта по верху. Самая толстая снасть, идущая параллельно бушприту и заканчивающаяся блоком с талью, уходящей к корпусу, это краг фор-стень-штага. Этот краг отлично виден на чертеже Дэлакруа. На фотографии, прямо перед блоком тали фор-стень-штаг-крага, мы наблюдаем некую петлю в петле. Это оттяжка той самой сети для укладки фор-стень-стакселя. У Дэлакруа сеть показана в виде одиночного каната с двумя точками, петли оттяжки исчезли вместе с непосредственно сетью (потом увидите данное чудо на его чертеже, не удивляйтесь! - привет анкрэшникам и всё такое).

В направляющей обойме для нашего взгляда первым идёт фока-булинь, вторым - блинда-топенант, далее, ближе к центру обоймы, идут фор-марса-булинь и фор-брам-булинь, и практически в центре обоймы проходят ниралы кливера и стакселя. Светлая снасть, идущая перед бушпритом и как бы пересекающая бушприт наискосок на фотографии - это шкот кливера, его брат-близнец заметен в глубине фотографии. В самом кончике левого верхнего угла фотографии проходит шкот фор-стень-стакселя. Слева в центре - блок шпрюйтов фока-булиней и сам булинь.


Фото 114.

Фото 115. Штаг-блоки фока-штага при виде с другого борта.


Фото 115.

Фото 116. Замысловатая схема такелажа блинда во всей своей красе.

На ноке блинда-рея первая одиночная снасть - блинда-топенант.

Вторая одиночная снасть - блинда-брас, одновременно являющийся бак-штагом утлегаря (континентальная схема).

Данная схема очень похожа на континентальную схему проводки бак-штагов кливер-ринга, но на Авроре кливер-ринг однозначно не имеет бакштагов.

Чуть дальше на рее мы наблюдаем коуш, через который бак-штаг, пройдя через блок своего шпрюйта, идёт к корпусу судна. Блинда-гитов одновременно является риф-талью для блинда и принайтован к риф-кренгельсу. Сюда же прикреплён второй гитов, идущий по нижней части паруса, подтягивающий шкотовый угол блинда к риф-банту. В центре паруса хорошо заметна петля бык-горденя, описанного выше. Обратите также внимание на перты блинда-рея.


Фото 116.

Фото 117. Марс фок-мачты. Первое, что бросается в глаза - эзельгофт английского типа. Обратите внимание на двушкивный блок (гордень-блок), подвешенный к рыму под эзельгофтом. Через передний шкивгат этого блока проходит фока-топенант, через задний шкивгат - фор-марса-гитов. Обе снасти, похоже, спускаются вниз параллельно друг другу и укладываются рядом (см. далее фото 135, 136).

Точно такой же блок мы увидим позже, когда рассмотрим марс грот-мачты (фото 135).

Эзельгофт фок-мачты имеет всего по одному рыму с каждого борта. Так как рым занят направляющим (гордень-) блоком, это создаёт трудности для экстренной заводки стень-вынтрепа. На французских музейных моделях стень-вынтреп обычно не показан. Классики пишут, что стень-вынтреп снимали сразу после подъёма стеньги. А вот на английских музейных моделях, имеющих рангоут и такелаж, стень-вынтрепы, как правило, установлены, а на эзельгофтах есть дополнительная пара рымов для коренного конца стень-вынтрепа и его блока.

Обратите также внимание на тросы (шпрюйты) штаг-анапути: они проходят под буртиком марсовой площадки, а не поверх него.

Одиночный блок в районе собачьей дыры, видимо, предназначен для нирала грот-стень-стакселя.


Фото 117.

Фото 118. Вид на марсовую площадку фок-мачты.


Фото 118.

Обратите внимание на первую от собачьей дыры планку площадки. Она имеет четыре сгруппированных попарно шкив-гата для проводки бегучего такелажа. В принципе, направляющие обоймы в этом участке марса - обычная практика. Однако, на модели Шопена эти шкив-гаты выполнены довольно узкими, и ни одна из показанных на модели снастей через них не идёт. Поэтому вопрос остаётся открытым: либо мастеровые модельной мастерской упростили себе работу и заводили снасти, минуя шкив-гаты, либо эти направляющие служат для тех снастей, которые на модели отсутствуют, но были на корабле-прототипе, а именно, речь идёт о бегучем такелаже лиселей.

Обратите внимание: под оковками второго и третьего путенс-юферса заведены коуши, с помощью которых найтовами обтянуты брам-ванты (через ответные коуши на концах брам-вант).

Блок в правом нижнем углу фотографии предназначен для грот-марса-булиня.

Под сеткой кормового ограждения марса с трудом можно разглядеть блок неких талей - это тали грот-брам-штаг-крага, см. фото 120.

Фото 119. Нок правой руки фока-рея, вид с носа. Отлично видно деталировку, здесь, пожалуй, комментировать нечего. Хочу обратить ваше внимание, что на фоке нашивка на боковой шкаторине идёт с лицевой стороны паруса, а на фор-марселе - наоборот.

Здесь и далее почему-то не встречаются привычные нам по большим кораблям стоп-клампы на ноках реев, предохраняющие такелаж от сползания.

Редкий крупный план на нок-сезень нижнего паруса.

Реванты фока (впрочем, как и у остальных парусов) поставлены «через один люверс».

Здесь плохо видно, но шкентель браса ставится на рей при помощи гака на рым в ноке рея. Шкот фор-марселя проходит через шкивгат в ноке рея. «Косичка» под реем - обносной сезень континентального типа.

Ноковый бугель лисель-спирта раннего типа, без ролика (что облегчает жизнь моделиста).


Фото 119.

Фото 120. Топ фор-стеньги, краспицы и салинги, фор-брам-стеньга.

Обратите внимание на ванген-блок на топе фор-стеньги, имеющий, в отличие от английского собрата, более округлую форму. Такой же ванген-блок должен быть с другой стороны фор-стеньги. Через ванген-блоки проводятся фалы кливера и фор-стень-стакселя. Большой блок, подвязанный к задней части лонга-салингов, служит для проводки грот-брам-штаг-крага. Над блоком виден гак грот-брам-штага, заведённый в коуш крага. На фотографиях не видно, но грот-брам-штаг должен набиваться талями, нижний блок которых был подвязан к краспице марса, а верхний являлся лонг-такель-блоком на конце крага. Лопарь талей я не нашёл на фотографиях, вероятно, он традиционно для французов набит сам на себя.

Через шкив-гаты, проделанные в задних частях лонга-салингов, проходят грот-брам-булини.

В верхней части фотографии на теле брам-стеньги наблюдается направляющий блок с двумя шкивгатами. Через него проходят фор-брам-гитовы и фор-брам-топенанты. По идее, гитовы и топенанты брамселей укладывались на марсе. К сожалению, на фотографиях Авроры не удалось найти подтверждение этому (известному) факту. Хотя, это даже к лучшему: становится понятно, почему клеванты нижних вант так перегружены снастями. Итак, учитывая малый размер рангоута и такелажа судна, «чистоту» марсовых площадок, рискну предположить, что перечисленные снасти шли на вантовые утки нижних вант, то есть, в нашем случае, на клеванты.


Фото 120.

Фото 121. Фор-марса-рей. Весьма информативная фотография, которая весьма поможет моделистам с деталировкой. Увы, на чертежах Дэлакруа многие элементы рангоута и такелажа либо упрощены, либо опущены. Приходится сверяться с фотографиями.

Нам следует обратить внимание на отлично запечатлённые господином Фуксом нерастравливаемый ракс-бугель, деревянный ворст стень-вант, обтяжку пертов рея с помощью коушей и найтовов, подпертки, подвеску гитов-блока на рее и манки-блок (гренадёр-блок), расположенный наверху руки рея, предназначенный для проводки бык-горденей по континентальной схеме. Реванты марселя поставлены в люверсах каждого второго полотнища.

На других фотографиях будет видно, что люверсов в парусе в два раза больше, чем ревантов.

Фал марса-рея присоединён к рыму рея с помощью гака. Конечно, морякам такой вариант был удобен, но вот моделистам придётся попотеть над всеми этими многочисленными гаками мельчайших размеров.

В центральной части рея на каждой его руке мы наблюдаем кожаные или пропитанные тканевые манжеты. Классики упоминали, что такие манжеты предназначались для защиты такелажа от перетирания при соприкосновении с реем.

При сильном увеличении фотографии заметно, что стень-ванты в районе ракс-бугеля оклетневаны.


Фото 121.

Фото 122. Нок левой руки фор-марса-рея.

Несмотря на простоту фотографии, здесь с непривычки можно сломать мозг. Однако, разобраться можно.

Итак. В нок вбит обух, к обуху пристроплен блок. Сверху в шкив блока заходит снасть, проходит через шкив и поднимается вверх, а потом исчезает в недрах темноты фотографии. Эта снасть - фал фор-марса-лиселя. Его легко спутать с марса-топенантом или с риф-талями. Так как лисели на модели отсутствуют, то коренной конец фала лиселя подвязан к стропу шкот-блока фор-брамселя (поэтому эту часть фала и не видно).

В середине нока рея находится шкив-гат. Через него проходит трос риф-талей. Шкот брамселя одновременно является топенантом марса-рея.

Как видим, здесь наблюдается сильное влияние английской схемы проводки данных снастей. Все три снасти представляют собой одиночные тросы и идут к вплеснённому в стень-ванты трёхшкивному комель-блоку и, проходя через него, спускаются вниз.


Фото 122.

Фото 123. Центральная часть грот-марса-рея. Хорошо видно закрытый кламп («кламп-ловушка», по Марквардту, светлая память великому человеку!) в центре рея, не позволяющий бейфуту сползать в сторону.


Фото 14.

По краям клампа подвязаны обносные сезни. Хорошо заметно, что «косичка» обносных сезней не распространяется на всю длину данной снасти. Предполагается, что «косичка» обносных сезней делала данные снасти более мягкими и широкими, «косичка» снижала удельное давление от сезня на парусину при сворачивании паруса, и сезень не разрезал парусину (особенно, если парус мокрый). Манера подвешивать обносные сезни в виде гирлянд к рею по задней части паруса долгое время была визитной карточкой французской школы. Англичане сплетали более плотные, но тоже широкие, обносные сезни, но подвешивали их к рею, собрав в «простую бухту» или оставляли свободно висящими. Позже и англичане стали крепить обносные сезни к реям в виде гирлянд, «по французской моде» - вы можете встретить «французские» обносные сезни на английских кораблях уже на картинах периода Американской войны за независимость.

Наверху рея установлены манки-блоки (гренадёр-блоки) для бык-горденей. Эти блоки позволяли спустить ходовые концы горденей сразу вниз, минуя промежуточные направляющие блоки на стеньге.

В правом верхнем углу фотографии, над грот-стень-штагом, проходит почти параллельная штагу снасть - это фал грот-стень-стакселя. Две одиночные снасти, идущие из правого верхнего угла фотографии под нижнюю шкаторину грот-брамселя - брасы фор-брамселя.

Фото 124. Нок брам-рея. Обратите внимание на малозаметный рым на самом торце нока. Предполагается, что через него проходил фал брам-лиселя (без направляющего шкива).


Фото 124.

Фото 125. Фока-штаг. В отличии от своего штаг-крага, сам фока-штаг не имеет клетня. Отсутствие фотографий фока с изнаночной (подветренной) стороны не позволяет достоверно определить, что за две снасти идут из-под паруса, явно сверху, на кофель-нагельную планку «терпение». Но ничего. Будем думать, вычислять.


Фото 125.

Фото 126. Сей-тали в убранном положении, «вдоль грота-штага». Они классического типа, просуществовавшего на континентальном флоте весь 18 век, то есть, имели шкентель с огоном (шкентель крепился к грот-мачте), длиной в половину грота-штага; фал, идущий к лонга-салингам фор-марса и петлю между шкентелем и фалом, к которой и подвешивались сей-тали. На фотографии хорошо видно, что гак сей-талей фиксировался на специальной петле на теле фок-мачты. Лопарь талей закреплен сами на себе. Такие сей-тали классического типа миллион раз рассматривались моделистами. Забавно, но Дэлакруа забыл сей-тали на чертежах (привет анкрэшникам!).


Фото 126.

На теле фок-мачты со стороны левого борта мы видим специальную защитную деревянную накладку, предохраняющую грота-штаг от перетирания.

Фото 127, 128. Грота-рей имеет открытые клампы-ловушки в центре рея. Бык-гордени грота проходят через подвешенные к средней части рея блоки - здесь чувствуется влияние английской школы. Манжеты на руках рея, при увеличении фотографии, показывают тканевую структуру: вероятно, здесь они не кожаные, а из пропитанной тиром парусины.


Фото 127.

Фото 128.

Как и в случае, рассмотренном нами на фок-мачте, мы сталкиваемся с тем фактом, что нашивки на шкаторинах грота расположены на лицевой стороне паруса, а нашивки на шкаторинах грот-марселя - на тыльной стороне. Кстати, паруса Авроры хороши для моделистов тем, что, кроме нашивок на шкаторинах, стоплатов и риф-бантов, больше не имеют никаких других нашивок. На грота-рее мы опять можем полюбоваться отличным видом на подвязанные гирляндой обносные сезни, а так же на реванты паруса, пропущенные «через один» люверс (кроме центра рея).

В районе штаг-анапутей хорошо заметны пристропленные к штагу двушкивные блоки. Они предназначены для фока- и фор-марса-брасов. Далее брасы идут на подвешенные к краспицам грота-марса блоки и спускаются вниз. Лопари брасов уместно завести на мачтовые утки грот-мачты. Коренные концы фока-брасов привязаны штагу перед мусингом штага, коренные концы фор-марса-брасов крепятся к огону грота-штага рядом со стропами упомянутых двушкивных блоков (фото 128). А вот на чертежах Дэлакруа всё не так, учтите это, коллеги (и передайте привет анкрэшникам).

На нижней шкаторине грот-марселя хорошо видно, как заведены коренные концы грот-марса-бык-горденей (фото 127). В центре нижней шкаторины ликтрос паруса соединяется своими концами. На концах имеются коуши и стягивающий их найтов. К этим же коушам пристроплены деревянные клоты, через которые пропущены гордени. От клотов гордени идут к простым петлям, образованным самим ликтросом.

На фотографиях также видны фал и шкенкель с петлёй сей-талей, при этом шкентель максимально выбран, и фал (виден его блок над анапутями) почти достиг грот-мачты. Обычно моделисты показывают сей-тали в рабочем положении, и им такой сложный вариант разбирать не целесообразно - только путаться.

Фото 129, 130, 131. Марсовая площадка грот-мачты. Обратите внимание, что первая грота-ванта имеет не только оклетнение, но и кожаную манжету в районе грота-рея (фото 131). Точно такие же манжеты имеют первые фока-ванты и бизань-ванты. На фото 160 (см. ниже) будет заметно, что манжета светло-коричневого оттенка.


Фото 129.

Фото 130.

Фото 131.

Загадочная конструкция, разместившаяся под марсом позади мачты, представляющая собой каркас, обтянутый парусиной, это виндзель со снятым рукавом. Виндзель - по сути, это вентиляционная труба, подающая свежий воздух через рукав внутрь корпуса корабля.

Фал виндзеля коренным концом петлёй надет на заднюю часть краспицы марса, проходит через блочок на оголовке виндзеля, возвращается к краспице, проходит через подвешенный к краспице блочок и спускается к мачтовой утке. Здесь мы сталкиваемся с особенностью рассматриваемого корабля. Обычно виндзель подвешивали к грота-штагу, чтобы пропустить рукав через грота-люк, но на Авроре первостепенное значение имел «отсек» юта, где размещались члены экспедиции, а все они были весьма важные ВИП-персоны. Поэтому на Авроре, чтобы хоть как-то обеспечить проветривание «пассажирского отсека», разместили виндзель на последней достаточно высокой точке перед дверями юта - на грота-марс. А больше завести рукав виндзеля было просто некуда: на юте нет ни светового, ни какого-либо другого люка. Остаётся пропускать венттрубу только через двери. На чертежах Дэлакруа виндзель отсутствует (привет догадайтесь какому издательству).

Виндзели были самых разных конструкций, применялись чуть ли не на каждом корабле, но на исторических изображениях и на музейных моделях виндзели практически не встретить.


Фото 132.

Фото 133. Редкое фото эзельгофта грот-мачты крупным планом. Обратите внимание на шляпки нагелей, которыми прибита железная оковка эзельгофта. В задней части эзельгофта имеются два рыма: на них подвешивались два двушкивных блока. Через эти блоки проходили брасы и булини крюйселя.


Фото 133.

Фото 134. Очень ценная фотография. На чертежах, музейных моделях и подавно на исторических изображениях очень трудно разглядеть и понять, как же «реально» выглядят элементы рангоута и такелажа в самом тёмном и закрытом месте: под марсом.


Фото 134.

Сначала давайте рассмотрим бейфут грота-рея. Он расстравлен, чтобы обеспечить максимальный угол брасопки рея, а нам только это и надо. Бейфут тросовый, но очень тщательно оклетнёван кожей (что соответствует описанию классиков). Надо отметить, что тросовый бейфут - весьма и весьма свежая новинка, на континенте он появился как раз во второй половине шестидесятых годов XVIII века. Бейфут состоит из двух встречно-симметричных тросов, и то, что мы видим по левому борту, повторяется по правому борту. Обратите внимание, что вместо петли для заводки ходового конца соседнего троса, используется деревянный каплеобразный коуш. Этот коуш не вплеснён в огон троса бейфута, а имеет свой строп, и присоединён к тросу бейфута уже своим стропом. Очевидно, так сделано для лучшей подвижности коуша и для надёжности работы бейфута (коуш могло вырвать из жесткого огона при сильной затяжке бейфута). Здесь же, тоже своими стропами, к тросу бейфута присоединены малые клоты - через них проходят гордени грота, спустившиеся с направляющего блока, подвешенного к салингам марса. Вот это вы точно вряд ли могли где-то увидеть. И уж совершенно точно этого нет на чертежах Дэлакруа (привет анкрэшникам).

Ходовые концы тросов бейфута, пройдя через деревянный коуш, спускаются к палубе, где набиваются талями (см. фото 80). Лопари талей идут на мачтовые утки.

Внизу центральной части грота-рея мы видим подвешенные двушкивные блоки. Через один шкив-гат блока идёт грот-марса-шкот, через другой - идущий от гитов-блока грота-гитов (на фото он тоньше марса-шкота). Честно говоря, считаю, что для столь малого корабля гитовы достаточно было завести всего через один гитов-блок, подвешенный к рею, но авторы музейной модели посчитали целесообразным подвести гитов как можно ближе к центру рея.

Всё, что мы рассмотрели на этой фотографии, применимо к фок-мачте.

Гитов грота, напомню, идёт на шкот-битенги впереди грот-мачты (по Дэлакруа).

Фото 135. Швиц-сарвени грота-вант. Заметно, что первая ванта не объединялась с остальными ни верхним ворстом, ни, соответственно, швиц-саренями. Вообще, отчётливо видно, насколько далеко первая ванта отстаёт от других и имеет другой угол наклона (см. также фото 129).


Фото 135.

На первой ванте заметна оплётка и направляющий коуш для такелажа. Швиц-сарвени ещё не позднего типа, но уже упрощённые. Отсутствуют блоки или юферсы швиц-сарвеней, вместо них - коуши и стягивающий их найтов. На второй ванте виден узел, которым путенс-ванты крепились к ворсту.

К третьей и четвёртой вантам, выше швиц-сарвеней, пристроплен двушкивный блок. Такой же блок есть на фока-вантах (см. фото 136). Через этот блок, вероятно, проходят брам-шкоты, они же - марса-топенанты, вторая снасть - марса-гитовы. Судя по фото 93, где снасти, идущие на утку, имеют такой же угол наклона и направление, лопари макрса-топенантов и марса-гитовов вероятно идут на утку (шкот-утку) релинга юта. Так как на фока-вантах есть такие же направляющие блоки, фор-марса-топенанты и фор-марса-гитовы идут на утки с внутренней обшивки дрифта бака.

Фото 136.


Фото 136.

Путенс-ванты и ворст фока-вант. Обратите внимание, ворст представляет собой оклетнёванный трос, сложенный пополам. Хорошо видны узлы путенс-вант.

На первой ванте достаточно наглядно красуется защитная толстая кожаная оплётка.

Оклетнёванная снасть с частично утерянной оплёткой, спускающаяся вдоль мачты, это фал фока, идущий на мачтовую утку.

На последней фока-ванте заметен небольшой блок. На него идёт булинь грот-марселя (спускается от блока, подвешенного к краспице марса фок-мачты (см. фото 118).

Фото 137. Фонарь на марсовой площадке грот-мачты. В отличии от гакабортного фонаря, на корпусе плафона нет рымов для оттяжек.


Фото 137.

Фото 138. Клоты и шкив-клампы на вантах фок-мачты крупным планом.


Фото 138.

Фото 139. Поводок марса-фала.


Фото 139.

Если в английском флоте огромные и тяжёлые блоки талей марса-фалов подвязывали к коушу, свободно перемещающемуся по фордуну, чтобы при обрыве фала (например, в бою) тяжёлый блок не упал на палубу, то здесь немного другой вариант.

Коуш тоже свободно перемещается по фордуну, но имеет жесткую деревянную распорку, зафиксированную стропами. Распорка с коушем зафиксирована на мантыле фал-талей, но гораздо выше блока талей. Распорка есть на фор-марса-фалах и на грот-марса-фалах. При этом фал-тали грот-марса-рея находятся дальше в корму от фордуна. И там, и там распорка расположена очень далеко блока тали.

То есть, в данном случае, распорка с коушем никак не спасала при обрыве фала от падения блока на палубу или на матросов, а всего лишь предохраняла фал и фордун от спутывания друг с другом при провисании фала от порывов ветра.

На фото показана распорка фалов фор-марса-рея (мантыля талей фала марса-рея), сам мантыль на фотографии слева, фордун - справа. Данный элемент находится: для фор-марса-фала - по левому борту модели Шопена, для грот-марса-фала - по правому борту модели (поэтому на большинстве фотографий модели Шопена он не виден).

Дэлакруа показал всего одну из двух распорок (привет передавайте товарищу).

Фото 140. Салинги и краспицы грот-стеньги. Вплеснённый в ванты трёхшкивный комель-блок служил для проводки марса-топенантов, одновременно служившими брам-шкотами (нижний передний шкив), троса риф-талей (нижний задний шкив) и фала марса-лиселя (верхний шкив).

Два блока на длинных стропах впереди вант, под салингами, предназначены для брасов фор-брамселя.


Фото 140.

Фото 141. Связка блоков галса, шкота, гитова и гака для шкотового угла паруса крупным планом. Грот, левый борт (нос корабля слева).


Фото 141.

Фото 142. Шпрюйты булиней, стандартные для всех прямых парусов модели Шопена, кроме брамселей.


Фото 142.

Шпрюйты брамселей вместо блоков имеют коуши и выглядят примерно так - фото 143.


Фото 143.

Фото 144. Юферс крупным планом.


Фото 144.

На модели Шопена, благо, масштаб позволяет, хорошо показана имитация тира на тех поверхностях, где тир был.

Юферсы и талрепы после окончательной обтяжки (разумеется, речь идёт не о первых нижних вантах) обильно заливались тиром.


Фото 145.

Также на предыдущих фотографиях вы наверняка заметили, что тиром дополнительно покрыты все детали рангоута, покрашенные сажей газовой.

Фото 146. Марс бизань-мачты. Эзельгофт не имеет железной оковки и рымов (обухов) в нижней части. Направляющие двушкивные блоки для топенанта бегин-рея и для гитова крюйселя имеют общий строп, охватывающий эзельгофт петлёй.


Фото 146.

К топу бизань-мачты крюком к железному бугелю подвешен блок для дирик-фала гафеля.

На гафеле заметен блок для проводки гитовов.

Фото 147. Тросовый бейфут бегин-рея здесь одинарный. Ходовой конец начинается огоном вокруг рея с правой стороны рея, заходит в очко, образованное специальным заведённым на рей стропом, со стороны левого борта, и идёт вниз, заканчиваясь талями. Лопарь талей крепится к мачтовой утке.


Фото 147.

В центра бегин-рея подвешен двушкивный блок для шкотов крюйселя. Шкоты идут на мачтовые утки.

Передняя бизань-ванта имеет кожаную оплётку.

Под бегин-реем, на длинном стропе подвешен блок для грот-марса-брасов. Коренной конец тали брасов закреплен непосредственно на стропе этого блока.

Фото 148. Пятка гафеля имеет сверху обух, к которому крепится блок гафель-гарделя. У Дэлакруа на чертежах гафель-гардель утерян (Ка-а-а-а-к? Вот как можно было упустить этот элемент? Привет анкрэшникам!).


Фото 148.

Ответным блоком гафель-гарделя является башмак-блок, подвешенный под краспицей марса. Внизу пятки гафеля, практически около усов, есть ещё один обух, к которому подвешен трёхшкивный блок для гитовов бизани.

Фото 149. Хорошо виден одиночный бык-гордень крюйселя, соединённый с нижней шкаториной паруса при помощи шпрюйта.


Фото 149.

В середине бегин-рея - блок для шкотов крюйселя. Под бегин-реем - блоки грот-марса-брасов на длинных стропах (фото 147).

Внизу фотографии едва заметен блок тали фала крюйс-марса-рея.

Фото 150. Шпрюйт дирик-фала гафеля.


Фото 150.

Фото 151. Крюйс-марса-рей и топ крюйс-стеньги.


Фото 151.

В стень-ванты вплеснён одношкивный блок для проводки топенантов. На чертежах Дэлакруа всё совсем по-другому (привет анкрэшникам!).

Количество ошибок по мере приближения к бизань-мачте у нашего мэтра выросло в геометрической прогрессии.

На топе мачты наблюдаем блоки для брасов грот-брамселя. Здесь же небольшой блочок для горденей. Интересно, что на модели Шопена отсутствуют риф-тали для крюйселя.

Фото 152. Отличия картины Николя-Мари Озанна, на которой изображён корвет Аврора на период экспедиции от модели Мэтью Шопена, показывающей корвет Маленькая Аврора на период продажи корабля Флоту. Я не буду придираться к художественным моментам и к соответствующим упрощениям и вольностям, я обращаю ваше внимание только на технические моменты.


Фото 152.
  1. На ноке бушприта присутствует клотик.
  2. Булини фор-брамселя проходят через два клота на брам-штаге.
  3. Все брам-стеньги и крюйс-стеньга ниже, чем на модели Шопена.
  4. На клотиках брам-стеньг есть оси флюгеров, но сами флюгеры отсутствуют. На модели флюгеров нет, а высота брам-стеньг такая, словно там планировалось ставить бом-брам-марсели (не положенные по рангу, да и вообще не применяемые до 80-х годов!). На чертежах Дэлакруа показаны длинные брам-стеньги и от балды совершенно притянутые за уши флюгеры (привет анкрэшникам!).
  5. Под русленями фок-мачты отчётливо виден первый, фальшивый, пушечный порт.
  6. Шкентели всех брасов двойные. На некоторых хорошо заметен провис резервного шкентеля.
  7. Галсы фока и грота одинарные, английского типа.
  8. Носовая скульптура больше по размерам.
  9. Крамболы размещены поверх планширя, а не заподлицо с ним.
  10. Иное расположение шпигатов.
  11. Дрифт юта начинается гораздо ближе к миделю...
  12. ... Соответственно, грота-руслени тоже смещены вперёд.
  13. Фор-брам-брасы и грот-брам-брасы выполнены в виде талей.
  14. Грот-брам-булини проходят через клоты на грот-брам-штаге.
  15. На фок- и грот-марселях имеются нок-гордени.
  16. У грот-марселя два риф-банта, а не три.
  17. На шкафуте видна шлюпка, но отсутствуют ростровые траверзы и, соответственно, не виден запасной рангоут.
  18. Линии борта имеют более серповидную форму, в результате корма выглядит более изящно.
  19. Брасы бегин-рея заведены к грот-мачте.
  20. Пятый (фальшивый) пушечный порт располагается между четвёртым и пятым вант-путенсом грота-вант, но на одинаковых расстояниях между портами.
  21. Отсутствует окно пассажирского туалета.
  22. Седьмой (фальшивый) пушечный порт (окно кают-компании) имеет маскирующую рамку шире, чем у остальных портов.
  23. Тритон держит более правдоподобное рулевое весло.
  24. Фал крюйселя имеет схему проводки, аналогичную фалам фор- и грот-марселей.
  25. Гакабортный фонарь имеет более низкое расположение цоколя.
  26. Отсутствуют трапы.
  27. Маскирующие рамки портов отличаются по дизайну.
  28. Риф-реельс (релинг) юта имеет на корме тканевую накладку.
  29. Обрешётка релинга имеет форму сетки с большим шагом ячеек.
  30. На нок гафеля заведён контр-брас крюйселя.
  31. Топенанты крюйселя и марселей выполнены в виде талей.
  32. Штаг-блоки грота-штага заведены выше.
  33. Отсутствуют якоря.
  34. На мой взгляд, завал бортов больше (но не настаиваю). Корма, это да, гораздо, на порядок, изящней, это точно.
  35. Вторая шлюпка отсутствует - вероятно, именно на ней и находится сейчас художник.

Фото 153.

Фото 154.

Фото 155.

Фото 156.

Фото 157.

Фото 158.

Фото 159-204. Здесь и далее фотографии не совсем хорошего качества, но в цвете: просто вам в копилочку, мало ли, пригодятся. Тут уже давайте без моих комментариев - основные непонятные моменты мы рассмотрели.


Фото 159.

Фото 160.

Фото 161.

Фото 162.

Фото 163.

Фото 164.

Фото 165.

Фото 166.

Фото 167.

Фото 168.

Фото 169.

Фото 170.

Фото 171.

Фото 172.

Фото 173.

Фото 174.

Фото 175.

Фото 176.

Фото 177.

Фото 178.

Фото 179.

Фото 180.

Фото 181.

Фото 182.

Фото 183.

Фото 184.

Фото 185.

Фото 186.

Фото 187.

Фото 188.

Фото 189.

Фото 190.

Фото 191.

Фото 192.

Фото 193.

Фото 194.

Фото 195.

Фото 196.

Фото 197.

Фото 198.

Фото 199.

Фото 200.

Фото 201.

Фото 202.

Фото 203.

Фото 204.

И пусть вот это ещё сохранится здесь.


Фото 205.

На этом, пожалуй, всё.

Надеюсь, помог.

Желаю вам удачной работы над моделью, удовольствия от творчества и хорошего настроения!


PS

Вот меня иногда коллеги и друзья обвиняют в «излишней» придирчивости к чертежам одного известного издательства.

Мол, это «вершина качества, достоверности, гениальности и прочее...» - восхваляющие прилагательные бывали/-ют самые разные.

Отчасти, эти прилагательные - калька с массированной и даже агрессивной рекламы самого издательства.

«И вообще, жри, что дают, а не можешь - готовь сам».

Поэтому сегодня я предлагаю - нет-нет, не выслушать мою очередную партию (справедливой) критики в адрес некоторых авторов дорогущих книжек, претендующих на истину во всех инстанциях...

Я предлагаю вам, мои уважаемые друзья и коллеги, самим найти ошибку и... и на своей шкуре почувствовать, каково это, быть обманутым... Просто, одно дело, когда Вася Мазин или Мазя Васин вам сказали, что там-то и там-то ошибка, другое дело - найти самому. Посчитайте это лёгким квестом выходного дня, так сказать, вечерним кроссвордом в кресле под коньячок с сигарой...

Итак, загадка.

Первая вводная.
На исторической картине Николя-Мари Озанна, участника экспедиции, кораблестроителя, автора научных работ по кораблестроению и художника-мариниста, мы видим скопление людей на юте Авроры, перед бизань-мачтой. Скопились-то скопились, да всё-таки не толпой, а по вполне конкретным местам. Как вы все прекрасно знаете, здесь несли службу офицеры. Где-то скопление наиболее большое. А ещё мы знаем, что судну ради выполнения задач экспедиции пришлось за считанные дни сделать около 92-х смен курса. Сейчас будет немножко нелепый вопрос. Где, или около чего скопились высшие чины?


Фото 206.

Вторая вводная.
Видели ли вы настоящие французские чертежи (или их копии) кораблей середины XVIII века? Жалкое зрелище, не так ли... Для моделиста - жалкое. Любой невольно разведёт руками и начнёт искать недостающие в чертеже элементы по таблицам классиков. Ну, оно и понятно: кораблестроителям тех лет всё, что нужно, на чертежах показано, а остальное - они знают, зачем чертёж засорять. Английские чертежи - такие же, согласитесь. Чтобы нам, современным моделистам, по подобным историческим чертежам «доделать» чертёж до кондиции, приходится совершить подвиг типа написания четырёхтомника Будрио или четырёхтомника Арчера - и всего-то по одному кораблю. Ясно, что такой труд уважаем и высоко ценится. С другой стороны, можно существенно сократить свои труды, подёргать пару цифр из Стила и выпустить брошюрку в стиле МакКея, правда, косяков там будет - мама не горюй! Но дешево и сердито, народ чертёжики скупает. Но. Можно же поступить, как Жерар Дэлакруа: неплохая книга про Аврору, а к скупым изначальным чертежам добавились обмеры исторической модели, и получились вполне подробные новодельные чертежи судна-прототипа. Ух, как эта модель спасла автора! Теперь не надо рыться в таблицах длин стеньг и реев, узнавать толщину топтимберсов и планширей... Всё уже готово. Да, есть на чертежах Дэлакруа отличия от модели: например, три якоря вместо пяти, флюгеры на клотиках, шлюпки, пушки... но это и прочее добавлено на основе справочных данных и т.п. Ещё один момент. В книге этого уважаемого автора есть фотографии данной модели с комментариями самого Дэлакруа, на основании которых мы понимаем, что и как. Есть в чертежах и отличия в худшую сторону, мы их немного разбирали: упрощения в такелаже, интерьере корпуса и так далее.

Вопрос: Логично, что мы ожидаем повторения элементов исторической модели на новодельных чертежах автора, если автор сам об этом объявил?

Третья вводная:
Фотографии исторической модели, послужившей прототипом для создания новодельных чертежей Жерара Дэлакруа.

Рассматриваем то же самое место, что и на картине Озанна - ч/б фото 207.


Фото 207.

Это же место в цвете - фото 208.


Фото 208.

Ну, и, наконец, вопрос задачки!

Найдите ошибку на чертежах Дэлакруа.


Фото 209.

Фото 210.

Кто нашёл... Ну, и как вам это? впечатляет, не правда ли? «Я не спрашиваю, зачем, я спрашиваю: как?» Вот как можно было допустить такой косяк?

Вот взять смелость и начертить руль-тали Жерар Делакруа не решился, хотя их нет на модели, но их размещение просто-напросто очевидно, а вот ни с того, ни с сего перенести имеющийся вполне даже достойно деталированный и логично размещённый нактоуз Жерар наш Дэлакруа переместил легко и непринуждённо...

Как можно понять логику размещения нактоуза на модели Мэтью Шопена, так и легко можно понять логику Жерара Дэлакруа.

Правда, у Шопена есть преимущество: он всё-таки был капитан-командором рассматриваемого судна...


Фото 211.

Фото 212.

Фото 213.

Я только добавлю, что нактоузы на исторических моделях - большая редкость: ведь на моделях обычно показывали что-то важное, что нужно обсудить на Совете Адмиралтейства (новую конструкцию шпангоутов, новые размеры палуб и т.д.), а нактоузы - это же типичный элемент, «расходник», так сказать... Кстати, показанный на модели Авроры нактоуз может быть потому и показан, что положение этого элемента как раз имело значение. Показали же лаги, лаг-лини, лоты и лот-лини - зачем? Вот зачем парились с этими деталями подмастерья модельной мастерской Гавра - в память о замерах глубин и расстояний при нанесении их на новые, улучшенные карты? А иначе - зачем их показывать, эти приборы не менялись по сути 2000 лет, кого удивить хотели? Ну, вы понимаете.

Как я уже упоминал, проблема книги Ж. Делакруа именно в её содержании. Основной упор делается на историческую составляющую, интересную, как я считаю, больше для французского читателя. В произведении довольно подробно описаны экспедиция, её причины и люди, её организовавшие. Вплоть до «родился-крестился». Поможет ли «родился-крестился» в постройке модели? А вот матчасть сильно хромает. Едва чуть ли не самым ценным для моделистов является раздел с цитированием описи имущества, составленной при продажи Авроры. Вторая половина книги, это собственно фотографии модели Шопена и краткие комментарии Жерара Дэлакруа к ним. Комментарии явно рассчитаны не для моделистов, а для «простых» читателей, не имеющих хоть каких-то знаний на морскую тематику данной эпохи. То есть, чуть ли не «это стул, на нём сидят, это стол, за ним едят».

Лично мне не очень понятно, почему Жерар Дэлакруа, имея доступ к архивной информации, сумел в другой своей книге, опять таки про первые корветы, восстановить полный набор корпуса, до последней доски палубы, для чертежей корабля, от которого сохранилась лишь невнятная затёртая «теория», а тут, изучай-не хочу, уникальная модель с интерьером и куча информации - а нет, чертежи получились «скромнее некуда». Ну да ладно.

Нактоуз в книге упоминается два раза. Первый раз - в комментарии к фотографии, вот этот комментарий целиком:


Фото 214.

Второй раз - в традиционном стиле издательства - в кратких комментариях к чертежу нактоуза, позиция 8. Но там - чисто деталировка (вот тут лампа, тут расположены компаса, тут створки смотровых окон).

Я так понимаю, книга написана с расчётом на моделистов-новичков. Но, я так думаю, новичок, внимательно рассмотрев чертежи и оценив свои силы, вряд ли рискнёт взяться за постройку модели Авроры: слишком много мелких деталей, представляющих определённую трудность в изготовлении и полный мрак в такелаже - как я уже говорил, даже простой - но очень важной! - схемы укладки ходовых концов в книге нет.

Да, я понимаю логику Жерара в его решении переместить нактоуз к рулевому посту поближе. Однако, есть определённые момент, помимо уже упомянутых мной ранее «вводных»: там, куда поставил нактоуз Жерар Дэлакруа, находится тали фала крюйс-марса-рея - «забытые» Жераром в своей работе. Добавьте сюда «бьющую по головам» нижнюю шкаторину бизани - и становится понятно, что ни капитану, ни его помощникам, ни руководителю экспедиции, ни картографам и другим учёным мужам здесь просто невозможно работать. А, если господа офицеры и господа исследователи переместятся к окнам нактоуза (боковых окон у него нет!), то они, пардон, будут жопсами толкаться с рулевыми (кормчими) и румпелем - всё-таки не будем забывать об истинных размерах корабля. Что же касается непосредственно доступа к компасам для рулевых матросов, то при размещении нактоуза перед бизань-мачтой, как на модели Шопена, практически ничего не поменяет (допустим, в ночную вахту, когда начальство и странные пассажиры наконец угомонились со своими часами и картами и спят): как были компаса доступны, так и остаются статус-кво.


В начало страницы
Обратно в раздел "Блоги"

Онлайн-калькулятор

для расчёта диаметров такелажа
Онлайн-калькулятор

для расчёта размеров рангоута
кораблей Российского флота

Напишите мне письмо...
Вступайте в нашу группу
Сообщество в ВК

Рекламана сайте

Реклама на сайте

Новое на сайте

19.10.2020 Добавлен Обзор модели Славянской ладьи IX-XI в.в. от Фальконет (Россия). 15.10.2020 Очередное обновление в блоге "О творческой реализации известной модели от "Звезды" в СУВЕНИР-НОЧНИК «Летучий Голландец»". 12.10.2020 Опубликованы "Комментарии к строительству модели корвета Аврора (Corvette L'Aurore) 1766-1775 г.г." 14.10.2019 Добавлен Обзор деревянной модели Hacchoro от Woody Joe (Япония). 05.08.2019 Добавлен Обзор деревянной модели Higaki Кaisen (XVII-XIX в.в.) от Woody Joe (Япония). 26.12.2018 Добавлен Обзор модели шебеки от IMAI (Япония). 24.11.2018 Добавлена статья Эволюция паруса. 25.05.2018 Добавлена статья Какой же всё-таки цвет у парусов? 21.02.2018 Добавлен Обзор модели английского торгового судна Mayflower от IMAI (Япония). 28.11.2017 Добавлен 5 подробнейших фоторепортажей из музеев Швеции и Норвегии.
Copyright © 2015,  Парусный моделизм. Все права защищены. Дизайн: Степунин Дмитрий
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика